Какова ситуация с планами Valmieras Stikla Skiedra (VSS) привлечь капитал на бирже? «Нужно видеть годовой отчет. Нужно видеть отчет за первый квартал. Нужно видеть, что будет во втором квартале, в контексте последних новостей, что сократились объемы в Америке, остановлена вторая фаза производства. Если бы я был инвестор – я бы особо не спешил.» — говорит Ивар Бергманис, глава отдела институциональных рынков LHV Bank и привлеченный VSS консультант. Подробнее – в интервью NaudasLietas.lv.


О планах VSS провести эмиссию акций, над которыми вы работали – какая там ситуация сегодня?

В начале года никто не ожидал, что будет заявка на процесс правовой защиты (TAP). Теперь главный вопрос – что будет на собрании акционеров (прошло в пятницу, — С.П.), все главные решения принимаются там (рассмотрение вопросов, связанных с увеличением капитала, в пятницу было отложено, — С.П.). Конечно, у предприятия сейчас в приоритете – привести все в порядок, в том числе используя законные возможности TAP. Когда все будет приведено в порядок – настанет правильное время обсудить вопрос эмиссии. Сейчас он просто не актуален.

Думаете, во время TAP привлечь капитал нереально?

Сперва в TAP нужно составить план на следующие годы, — и теоретически возможно, что в какой-то момент увеличение капитала может пойти на пользу предприятию. Этот вариант ни в коем случае не исключен. В конце концов, TAP принимают и кредиторы тоже, обеспеченные и необеспеченные. И это (увеличение капитала) может быть часть плана. Но решение принимает собрание акционеров, — обычное или внеочередное.

Вы с контролирующими акционерами обсуждали, что они думают делать?

Наша связь с предприятием – через правление. У нас есть просьба помочь рассмотреть возможность такого процесса (привлечения капитала). Пока наша работа была больше в коммуникации с участниками рынка капитала, а не с акционерами. Посмотрим, какие вопросы будут рассмотрены на собрании акционеров, а какие нет. Сейчас для предприятия жизненно важнее успешно провести TAP, и продолжать развитие.

Глава INVL Asset Management Андрей Мартынов говорит, что в этом году, даже если кредиторы согласятся на TAP, новую эмиссию скорее всего не удастся продать за хорошую цену, привлечь фонды, так как инвесторы потребуют дисконт. А если продать за маленькую цену – вряд ли это решит проблемы.

Я могу согласиться с тем, что говорит Андрей, — конечно, сейчас ситуация изменилась. Причем чего еще нет – никто пока не может ознакомиться с аудированным отчетом VSS за 2018 год, его нет. И это не вина предприятия, просто аудиторы запросили дополнительную информацию. А это (наличие аудированного отчета) – обязательная часть в любых планах о том, что делать. Нужно знать, что было в прошлом календарном году, чтобы оценить, какова ценность предприятия сегодня. Иначе это игра в лотерею. Нужно видеть годовой отчет. Нужно видеть отчет за первый квартал. Нужно видеть, что будет во втором квартале, в контексте последних новостей, что сократились объемы в Америке, остановлена вторая фаза производства. Если бы я был инвестор – я бы особо не спешил, пока не будет ясности по крайней мере по этим вопросам, а также о том, что будет в третьем квартале. Поэтому сейчас, пока информации нет, нет смысла ожидать успешного процесса эмиссии.

Если бы вы были инвестор – сейчас спешили бы покупать на бирже по 1,1-1,2 евро?

(смеется) С учетом того, что у нас заключен договор с VSS, это не было бы корректно. Главное сейчас для инвестора – понять ситуацию более подробно и углубленно, пока же это чистейшая спекуляция.

Вы консультируете руководство VSS по вопросу возможной продажи части активов, американских или других?

Структура группы VSS довольно хорошо диверсифицирована географически, и в таких вопросах не всегда нужна помощь сторонних консультантов. Есть много предприятий в отрасли, которые поддерживают контакты друг с другом напрямую, что мы и видели недавно, когда интерес проявило одно американское предприятие. Наш фокус, для чего нас привлекали, все же был на помощи в привлечении дополнительного капитала в течение этого года.

В течение этого года это разве возможно?

Пока нет успешно реализуемого TAP, нет углубленной информации не только про 2018 год, но и про текущую ситуацию, в том числе про США, — думаю, было бы мало финансовых инвесторов, которые всерьез оценивали бы такую возможность. Скорее больше шансов было бы со стратегическим инвестором, хотя и ему сложно было бы понять, сколько этот бизнес реально стоит, без упомянутых ранее данных. Но это все же и не исключено.

Почему VSS до сих пор платит LHV за помощь в эмиссии, если сейчас явно не подходящее время для нее?

Есть два главных вида, как такие услуги оказывают инвестиционные банки. Вы их знаете?

В виде процента от эмиссии, где-то 6-10%?

Да, в том числе. Есть вариант, когда консультантам (в ходе подготовки) платят каждый месяц, регулярно. Второй вариант – когда фокус в значительной мере или даже на 100% на результат, success fee. Там главные расходы привязаны к успешному результату эмиссии. У нас с VSS как раз тот случай.

ОК. А почему VSS не отказались на время от подготовки к эмиссии, раз это пока явно несвоевременно?

Скажу так: во-первых, очень важно получить доверие финансовых рынков. Это не бывает так, что включаем свет, и все происходит в течение пары минут. Например, когда предприятие планирует идти на биржу, там обычно речь о паре лет на подготовку. И чтобы для уже котирующейся компании привлечь больше внимания и интереса инвесторов, тоже нужно больше времени. Особенно если ситуация неясна, тогда инвесторы захотят последить за тем, что происходит.

В таких ситуациях лучше не спешить, но работать на перспективу. Если ситуация изменится – валюация тоже будет на другом уровне. Но для этого важны регулярные коммуникации с рынками, с инвесторами. И тут даже не речь об одной конкретной сделке, — это долгосрочный процесс, чтобы утвердиться на рынке капитала. Если предприятие решило, что оно хочет это делать – это можно только приветствовать.

О других латвийских предприятиях. Есть такие, кому вы сейчас помогаете с планами IPO?

В Латвии есть повышенный интерес касательно выхода на биржу, причем не всегда в рамках публичного предложения. Допускаю, что многие этот вопрос серьезно оценивают. Если мы смотрим на перспективу (выхода на биржу) ближайших 2 лет – думаю, 3-4 латвийские компании этот вопрос рассматривают очень серьезно, и могут выйти. И это не только гиганты. И это может быть вариант «технического листинга».

Кроме того, мы видим, что активизировались люди в отдельных министерствах. Конечно, Nasdaq всегда к этому призывал, но теперь есть и европейские программы, которые стараются способствовать развитию рынков капитала, в Латвии они сейчас тоже развиваются.

Читая эстонскую бизнес-прессу, — там в последние месяцы пишут о трех новых потенциальных эмитентах: государственный Enefit Green, ж/д перевозки грузов, дорожное строительство. Там этот процесс идет быстрее, чем в Латвии. Как оцениваете ситуацию у них и у нас?

В Эстонии и раньше было много явно успешных примеров выхода госпредприятий на биржу. Приватизация тут не совсем правильное слово, зачастую речь скорее идет о привлечении дополнительного капитала. Тот же Таллинский порт – фактически были выпущены новые акции. И местные жители, как налогоплательщики, в итоге больше узнают о том, какие есть дополнительные возможности повысить прозрачность компаний.

Котирующееся на бирже госпредприятие — это лучше, чем вариант, когда компания находится в кармане у какой-то политической партии. На мой взгляд, в вопросах прозрачности эстонцы всегда были впереди. Развитию способствовало и более быстрое развитие частного биржевого сегмента, за что, конечно, большое спасибо Hansapank, который в свое время обеспечивал 70-80% от всего рыночного биржевого оборота.

Там люди знают, что это (биржа) значит, что значит прозрачность, и руководствуются недавним успешным опытом IPO Таллинского порта, который привлек инвесторов надежной дивидендной историей. Конечно, сами жители Эстонии тоже использовали эту возможность для инвестирования, это неудивительно при дивидендной доходности в 6%, — за тот же банковский депозит доходности считай, что нет.

По вашим наблюдениям, у латвийских чиновников и политиков как-то прогрессирует мнение о выводе на биржу госкомпаний?

Однозначно, в последние несколько лет движение позитивное, и нередко мои впечатления тогда и сейчас – как «ночь и день». Но процесс (изменения мышления) идет медленно, как контейнерный поезд, а не скоростной. Это объяснимо: перед глазами у чиновников и политиков не так много хороших примеров, если только они не ездят в Эстонию, или не смотрят, что происходит в других странах. Позитивно и то, что есть поддержка от европейских институций. В конце концов, принципиально решать вопрос будет сейм – и это будет зеркало общей финансовой грамотности общества.

В общем, нужно дождаться, когда в Эстонии еще 2-3 госпредприятия успешно выведут на биржу – и тогда наши подумают, что может и нам надо.

(смеется) Да, это может быть один из вариантов. Или если какое-нибудь классное известное частное предприятие выйдет на биржу – в Латвии, Литве или Эстонии. Так или иначе, мы движемся в правильном направлении.

Недавно у LHV была занятная реклама – вы предлагали возможность купить на IPO акции Enefit Green «с плечом». Разве уже известно, когда Enefit Green пойдет на биржу?

Никто пока не знает, когда. Должно быть официальное сообщение. Тут речь скорее о маркетинговом приеме (LHV), привлечении внимания. Люди зачастую ищут возможности инвестировать, и недвижимость – далеко не единственный вариант.


Как в Эстонии (апрель, dv.ee)

В коалиционном договоре правительства Эстонии, подписанном в начале апреля, говорится: «Дадим частным инвесторам возможность инвестировать в акционерные общества, которые сейчас принадлежат государству. Для этого продадим долю тех государственных акционерных обществ, которыми государство не должно владеть в стратегических интересах… Для развития рынка капитала и улучшения управлением предприятий, принадлежащих государству, выведем на биржу миноритарные доли определенных госпредприятий, учитывая принципы «народных акций»». В качестве примера упомянут Enefit Green, до 49% которой планируется вывести на биржу.

Кроме того, AS Eesti Teed предполагается продать полностью, а в AS Operail планируется продать долю до 49%. Первое — предприятие по строительству и обслуживанию дорог. Второе занимается грузовыми перевозками по железной дороге, строит, ремонтирует и сдает в аренду подвижные составы.