«Если бы Липман поступил так же, как в свое время Малыгин – он был бы примером для всех, и не было бы этих проблем. Сделал бы откуп в самом начале, когда следовало, — и мог бы заслуженно наслаждаться песней «Kirov Lipman Number 1!»» — говорит биржевой инвестор Гатис Пойшс. О том, что лучше, семья в конфликте (OLF) или без конфликта (GRD), а также о прибыли, которая «упала со стола», — в интервью NaudasLietas.lv.


 

Как тебе история с откупом Grindeks – у тебя он был?

Был, но давно. Ликвидировал я эту позицию еще задолго до новостей об откупе.

А по 11 евро после первых сообщений чего не набирал?

Потому что ну не понимаю я этого человека! Кирова! Я думал, что до августа он будет искать варианты, как свои обязательств не выполнить, или выполнить частично. Слишком уж невероятно красиво все выглядело (с откупом).

Очевидно, что в FKTK его просто прижали к стене. Сперва я думал, что он перед откупом проведет собрание, и попытается соблазнить народ большими дивидендами, которые были бы выплачены уже осенью, — мол, чтобы хотя бы часть публики на откуп по 12,59 не пришла. Они могли сделать этот вариант. Не сделали.

Как я ко всему этому отношусь? Если хочешь написать – так и напиши: он все слил. Eļļas ekstrakcijas rupnīca — банкрот. Liepājas metalurgs – банкрот, — и пусть не рассказывает, что кто-то его там надул, они на пару работали. И тут то же самое будет. При таком хозяине других вариантов нет. Не предприятие плохое, а хозяин не ахти.

По бизнесу в GRD все хорошо.

Да, хорошо, но такой хозяин найдет, как все в унитаз спустить. Сейчас он потратит на откуп миллионов тридцать, хотя уже давно можно было все это сделать гораздо дешевле, — но нет, не смог! Сделал бы откуп в самом начале, когда следовало, — и мог бы заслуженно наслаждаться песней «Kirov Lipman Number 1!», и был бы для всех примером. А сейчас он выглядит как мелкий жулик. Все же помнят, как он сперва в телевизоре говорит, у меня 62% (акций Grindeks), — а потом бубнит, что его не так поняли.

Я даже не в обиде, что сам в каких-то минусах оказался там, где можно было заработать, — я сейчас чисто по бизнес-понятиям говорю. При тех деньгах, которые он контролировал, он мог давно делать откуп намного дешевле. Я, как и ты, был очень удивлен, что он во время аукциона пальцем не пошевелил, когда у государства все покупали за неполные 4 евро. (аукцион по продаже принадлежавших государству 2,28% Grindeks прошел в ноябре 2016 года, цена в результате низкого проса составила 3,85 евро, на биржевом рынке в тот же день акции можно было купить по около 4 евро, — С.П.). Зато сейчас те же акции, которые ему были не нужны тогда по 4 евро, он будет по 12,59 откупать! В три раза дороже!

Какие мысли про OLF по 5,5 и 6 евро, — не было интересно?

В общем – да, но лично для меня — нет.

Как оцениваешь новых, которые у руля?

Гундарс Берзиньш (новый председатель совета) – мой друг, так что по определению у меня отношение хорошее. Но я ему не звонил не перед сменой власти, ни после. И встречи не искал.

Сейчас меня пугает этот YHI, который уже довольно долго льет OLF после смены власти. Это может быть большой фонд, с большим пакетом, — те же люди, которые SAF распродавали 3 года. Продавали, брали паузу, снова лили. Почему, из каких побуждений, — а без особых причин, просто потому что внутри решение принято, ликвидировать позицию, избавляться. И тогда там без вариантов.

В конфликте акционеров какая-то сторона тебе ближе другой?

Я вижу проблемы и там, и тут. Мне бы очень понравилось, если бы они как-то договорились, и руководили вместе. Но это, очевидно, пока невозможно. Автобусное собрание я морально поддержал. А что плохого, что этих мартовских котов – пару юристов – выгнали? Хотя, после выхода очень хороших результатов за первый квартал надо заметить, что это заслуги именно прежнего правления, а не нынешнего. Это надо признать.

Что думаешь про точку зрения, что после откупа GRD высвободившиеся деньги рванут в OLF, может еще в «бальзам».

Я согласен с этой теорией. Да, я верю, что после окончания эпопеи с Grindeks резко рванет OLF. Но потом там главный вопрос будет в том, как себя поведет YHI, который может дружественно встретить скупщиков с хорошим предложением. Тогда цена чуть поднимется, и продавец из YHI будет заливать, заливать и заливать.

При этом я пока не вижу повода для большого роста (интервью было до публикации последнего квартально отчета с рекордной прибылью, — С.П.). Все равно остается этот фон с неразберихой, кто там главный хозяин, где есть лебедь, рак и щука… сейчас должен пройти минимум год, чтобы понять, кто там руководит, что из этого получается, и стоит ли ждать еще какого-то переворота. Поэтому и цена не 8, а 6, — это оправдано. Но, опять же, лучше бы я в этой неопределенности в ОЛФ сидел, чем с «дружной семьей» по 12,60.

Если Липманы соберут 80-90%, перемен в корпоративном управлении GRD не ждешь?

Нет. Выражаю глубокие соболезнования тем, кто там останется (акционером). У него философия какая, он нам на собрании так и объяснял: я заплатил за предприятие, оно мне должно обратно отдать, это мое! Он не понимает, что, если он что-то вытаскивает из предприятия – он это вытаскивает в том числе из кармана других людей.

А то, что его к стенке прижали, — он же в итоге кругом виноватый, некрасиво все это выглядит. И что, он заплатит эти деньги, сделает откуп, — и все забудется? Да нет! Он должен был откупать в 2014 году, если не еще раньше. Мог не химичить со всеми покупками словацкой фабрики в семье, с чрезмерными выплатами вознаграждения самим себе, — мог платить дивиденды всем, и цена акций на бирже была бы близка к балансовой, а скорее даже выше, — и тогда в случае откупа ему бы принесли максимум пару тысяч акций! Как при Малыгине с OLF было, когда он на бирже стоил выше балансовой стоимости, и никто не хотел свои акции на откуп отдавать, — наоборот, только покупали.

Если бы Липман поступил так же, как в свое время Малыгин – сегодня он был бы примером для всех, и не было бы этих проблем. Это хороший урок для всех остальных хозяев компаний, — и пример того, как делать не надо.

А с другой стороны, все что раньше он вытащил из Grindeks – сейчас все отдаст. Все справедливо!

Итого, когда кто-то считает, что при хорошем управлении Grindeks может стоить 15-20 евро, — ты на это говоришь: бери 12,6 и уноси ноги!

Ну а кто верит, что он будет хорошо управляться! Наверняка будет и дальше все соки выжимать, чтобы эти 30 миллионов вернуть. Потому что всегда так было. Повезло, отделался легким испугом, заплатит пару десятков миллионов. По мне, надо было серьезней браться за это дело. Это ведь было открытое, явное издевательство над законом и другими акционерами.

Кстати, у OLF последняя балансовая цена в 2018 году — 7,46 евро.

Да, знаю. Я не в том лагере, который считает, что на данный момент ОЛФ дорогой. И если ты спросишь, поменял бы я 12 на 6, — я был бы согласен.

Жаль, нет у тебя по 12.

Да, жаль. Но я и не говорю покупать, — я говорю поменять: заберите у граждан этот брак, и выдайте им другой! (смеется)

Что-то еще интересное видишь в моменте?

Я не могу понять, почему Siauliu Bankas такой относительно дешевый по коэффициентам. Если у него P/E около 5, он платит дивиденды около 6% – это интересно. Если не нравится этот вариант, тогда какой смысл вообще думать о чем-то другом, где по индикаторам другие бумаги стоят в два раза дороже, хотя индикаций, что там прибыль вырастет вдвое, нет.

Не тянет продать пару квартир, и вернуться в рынок?

Ответ простой: значит, не продаются. Большие площади, банки их покупателям почти не кредитуют. Банки кредитуют радостно и без проблем, если квартира стоит 120 тысяч, ну 150. А если там большой метраж и цена за 200 тысяч – тогда с кредитованием сложно. И так же с частными домами: 120-160 тысяч – есть движение, 200-300 тысяч – очень редко.

Кстати, как тебе Биткойн? Смотри, за пару месяцев вдвое вырос.

Спасибо торговым войнам, китайцы побежали закупаться.

У меня знакомый электрик есть, молодой парень. Он меня как-то давно еще спрашивал: мол, что ты там на биржах делаешь? Я говорю: покупаю г****, которое никому не нужно, но очень большой кусок. Сижу жду, пока это вырастет в цене, потом продаю. Я тогда еще ему сказал: если стартуешь – бери приличную кучу, потому что, если будешь прав – ты почувствуешь выигрыш. А если будет маленькая кучка – ты что-то заработаешь, осмелеешь, пойдешь еще покупать, — и на этом обязательно залетишь!

И парень стартанул, — когда Биткойн еще дешевый был, закупился на все свои небольшие деньги. И продал аккуратно перед Рождеством, когда они были чуть ли не по максимуму, по 18-19 тысяч (долларов). В итоге 30 тысяч евро он оторвал, — электрик, простой парень. Я сам рад был!

Он все еще электрик?

Да, он нормальный трезвый человек, крышу не снесло. Я его потом спрашивал, — а еще раз туда пойдешь? Нет, говорит, ну нафиг. Он трезво понимает, что это не он умный, а просто со стола упало. Стартанул правильно – вышел правильно. Когда я раньше начинал, и так же действовал – у меня офигительно дела шли! (смеется).

Кстати, о трезвых людях. Среди моих продвинутых знакомых-трейдеров нет ни одного, кто бы имел GRD незадолго до откупа, — ну разве что Херманис.

Понимаешь, предыстория не была такова, чтобы разумный человек хотел этот Grindeks держать. Поэтому почти ни у кого его и не было. Те, у кого он был – это из серии «купил дороже, теперь не сдамся, буду держать и выйду с прибылью!» Херманис еще на предыдущем собрании говорил, что будет сидеть в GRD до победного конца – дешевле чем за 10 евро не выйдет. Можно поздравить: получилось даже лучше.