Если Latvijas balzams выплатит дивиденды – это может быть признаком готовящегося откупа акций. Такую логику выводит инвестор Гатис Пойшс. О последних тенденциях и опубликованных отчетах – в интервью NaudasLietas.lv.


Почитал наше последнее интервью, которое было в январе. Grindeks тогда стоил около 4.5 евро, и вы были настроены спептически: мол, LHV и дальше будет продавать, иначе цена уже была бы 5 евро и выше…

Если насчет Grindeks и его привлекательности – для меня суть дела не поменялась. Продал ли LHV весь свой пакет? Мое мнение – нет. Вот сегодня продали около 13 тысяч акций, часть вполне может быть оттуда. Что касается моего отношения – я купил в день аукциона по 4,10 евро, и продал все еще до 5.

И какие мысли о Grindeks по 6,50 евро? Вспоминается Владис Dragonfly Спаре, который говорил: проблема трейдеров в том, что они постоянно хотят что-то делать, торговать, хотя разумней бывает ждать.

В этом смысле – да. Но если ты сам перечитаешь хотя бы два своих последних интервью, где эксперты говорят о Grindeks, и обо всех делах, которые там делает «семья»… С этой точки зрения, уже не важно, какие там результаты, и какая цена на бирже. Хоть 20 миллионов евро прибыли они зарабатывают. Уже сейчас видно, что административные расходы – почти в 2 раза больше, чем годом ранее (в 2016 – 19,2 млн евро, в 2015 – 11,7 млн). Миллионные премии и зарплаты – продолжают выплачивать совету и правлению. Ничего не поменялось. Это контора одной семьи, они творят что хотят.

Но ведь при цене в 4.10 евро вас это не останавливало? Каакой должа быть коррекция, чтобы GRD опять стал интересным?

Если смотреть только по финансам, – даже сейчас интересно. Даже до 9 евро за акцию было бы интересно. Особенно для тех, кто смотрит на P/E. Тут Grindeks выделяется на фоне всей Балтии, несомненно. Но если посмотреть с другого ракурса – вообще не хочется в этих бумагах быть.

В итоге, сложив вместе оба ракурса, покупать по 6.5 евро – не настроены.

Нет. Не интересно. Тем более, что второй и третий квартал у них обычно слабее. Но главный сигнал для меня был такой: премии себе – остаются, а дивиденды – уже не предлагают. Все, крест на этом. Уже раньше, когда они впервые выплатили дивиденды более года назад, они для меня из растущей компании переквалифицировались в «дойную корову». Но теперь эта корова молоко дает только своим.

Кроме того, все, где участвовал Липман – начиная от Liepajas eļļas ekstrakcijas rupnica и заканчивая «Металлургом», – везде дело плохо кончалось. С ним и Grindeks может кончить плохо. Не важно, через 10 лет или 20.

Другой сценарий, оптимистичный – если там сменится главный акционер. Если сын работает на то, чтобы все это грамотно продать, по 20 евро за акцию, – примерно столько они уже стоили на пике, более 10 лет назад, в 2016-м. Думаю, именно с такими надеждами крупные держатели акций – из тех же LHV и эстонского SEB, – сидели там и годами ждали. Ждали новое поколение милдроната, ждали китайский рынок. И они в любой момент могут вернуться к продажам, и капать, капать, капать. Это не значит, что в GRD нельзя сидеть. Просто я – не хочу. Какой смысл?

Чтобы зарабатывать, придется в чем-то сидеть – а иначе как?

Объясню мысль: я лучше не буду покупать Grindeks по 6 евро, а буду сидеть, и ничего не делать 3 года, 5 лет, 10… Но потом куплю на все SAF по 50 копеек. Валмиеру за 0,30 евро. Ну типа.

Тут не понял.

(смеется) …Ну, выгоднее же не делать ничего годами!

А, так мы просто ждем следующий большой карачун?

Я не жду, но на среднесрочную перспективу вывод, например, такой: когда государство что-то распродает – надо идти и купить!

Да, но тогда это будет не SAF по 50 копеек, а все же Grindeks по около 4 евро.

Да, не так много, но все равно – оторвись от дивана, иди и купи – и продай! А вот так, чтобы постоянно участвовать, какой-то портфель держать, о чем-то там переживать, думать… И зачем?

Так зарабатывать нужно каждый год, а не раз в 20 лет.

Как сказать. Когда тебе уже 50 – появляются другие мысли, – например, что надо каждый год тратить. Или доделывать дела, которые раньше начал. Другие интересы.

А насчет Grindeks – скажу проще: да, можно купить 3-5 тысяч акций. Не больше – иначе в случае чего не выйдешь. Ну вырастет он еще на евро – ну заработаешь 5 штук. Что это в жизни моей меняет? Ничего. В этом проблема.

То есть, из активного трейдинга в принципе ушли?

Да, по моральным причинам. Потому что я смотрю на все это дело… без азарта. Без малейшей эмоции. Уже какое-то время так: что-то поднялось, или что-то упало – а переживаний нет.

Что думаете про SAF? C нашего январского разговора он еще примерно на 30% вырос – с 3.70 до 4.70.

Позитивно смотрю. И по прежней цене, и по нынешней. При этом я в нем не сижу, но это ведь не показатель. Если б у меня был SAF – не стремился бы продавать.

И твой вопрос Бергсу о размере будущих дивидендов – он справедливый. Но тут такое дело: если бы были большие чем обычно дивиденды – это с одной стороны плюс, а с другой – чуть ли не сигнал, что надо продавать. По такой логике: если перед повышением налога на дивиденды их платят «с запасом» – значит в будущем их может уже не быть. Совсем. И тогда акции будут стоить уже не по 4.70, как сейчас, а снова по 3 евро. – и для покупателя в лице Koka zirgs это было бы выгодно.

Разумные дивиденды для SAF и для Бергса – это уже часть их репутации. Не думаю, что тут стоило бы ожидать худшего.

Да, наверное.

Перейдем к тому, за чем ты наверняка следишь – Ditton в первом квартале даже заработал 286 тысяч евро, – почти 4 цента на акцию.

У меня осторожные надежды были, еще когда я туда приезжал и осмотрелся на месте. Все что можно было там закрыть – все закрыто. На склад не работают. Если есть конкретный заказ, где получается прибыль, – включают оборудование. Сделали – выключают. Когда я там было, только так и работали. Без всех этих старых историй про «сделайте нам первую партию со скидкой, а потом мы будем покупать большие объемы». Думаю, отсюда и прибыль. Хотя, при той бизнес-модели, которую я там видел, почти 300 тысяч прибыли – это все же много.

Когда надеешься продать свои 13% DPKR?

Не знаю. Для себя я эти вложения давно списал. И цена на бирже для меня не критерий. Показатель – можно ли это продать в принципе, или нельзя. Не важно почем. Но если в итоге Ditton “выстрелит”, и этот пакет будет реально продать – будет повод вернуться на биржу и еще «побаловаться». Или, наоборот, забыть эту торговлю, как страшный сон. Ведь по старым понятиям, мне следовало бы купить Grindeks, и держать.

Купить когда и почем – за 4 евро, 5, или сейчас по 6.50?

Да все равно! Даже сейчас это дешево, по сравнению со всем остальным! Но вот не хочется.

Ну, если брать по принципу «вспомню про него через 5-10 лет» – мол, если не накроется совсем, то наверняка будет дороже. А если на короткую – не факт, что завтра не упадет до 6 евро или ниже. Тем более что крупных покупателей-институционалов там давно не видно.

Что нет крупных покупателей, причем давно – согласен. А если еще нарисутся крупняк с другой стороры, который захочет выйти…

Ладно, это в любом случае не интересно. Лучше про «бальзам» поговорим! Про предложение правления выплатить дивиденды. Это гораздо интересней! Ведь это очень редко бывает, когда правление что-то предлагает, – а контролирующий акционер голосует против.

Была еще версия про «спектакль», чтобы у миноритариев к правлению не было претензий за связанные займы.

А зачем? Перед кем правление должно отчитываться? Перед миноритариями? Там очень простой ответ: если ты с чем-то не согласен – продавай.

И вот если бы ты меня про «бальзам» агитировал на 10 лет «купить и забыть» – по той логике, что там, если бизнес не накроется, то главный акционер все акции рано или поздно выкупит, – вот этот вариант мне кажется реальным. Я бы согласился. А насчет Grindeks на 10 лет – не особо.

А если «бальзам» сейчас решит платить дивиденды – там цена может вырасти минимум до 10 евро.

Почему до 10, если это будет разовая акция, а не начало дивидендной политики?

Потому что, на мой взгляд, это бы говорило в пользу сценария дальнейшего откупа акций.

По какой логике?

Поясню: чтобы им достать 95% акций, нужно расшевелить «мертвяк» – тех, у кого акции лежат в депозитарии еще со времен приватизации. То есть, нужно сделать, чтобы эти люди вообще вспомнили об этом, – что у них где-то есть акции Latvijas balzams. И чтобы они пошли, и дерегистрировали их. Или чтобы дети и внуки расшевелили своих стариков-акционеров, которые уже ничего не помнят.

По этой логике дивиденды в 1 евро за акцию – как пригласительный билет: мол, только подними задницу, сходи в банк – и получишь реальные деньги.

Если люди не сделали этого, когда их акции предлагали выкупить по 9 евро…

Многие, думаю, о том предложении даже не слышали. Тут громкая публичность нужна, чтобы про дивиденды 1 евро на акцию везде протрубили. Ведь в прошлый раз, когда был добровольный откуп, – для совершения сделки буквально пары десятков тысяч акций не хватило! Поэтому сейчас разбудить часть «мертвяка» – это была бы логичная попытка.

Так что «бальзам» для меня гораздо интересней. Особенно если верна моя версия, что этим дивидендным «пряником» хотят раскачать местное болото, чтобы потом было легче откупать акции. Тогда интересно посмотреть, что будет дальше.