Недавнее решение акционеров Žemaitijos Pienas (ZMP) – выплатить дивиденды по 10 центов на акцию – вывело компанию в балтийские лидеры дивидендной доходности. Учтем: в октябре прошлого года ZMP уже платила по 12 центов на акцию. Итого за год – 22 цента. Это 17% доходности, если считать от цены акций в 1,30 евро на прошлой неделе (последняя цена в среду – 1,49 евро).


 

При этом не забудем: Žemaitijos Pienas – та самая компания, главный акционер которой Альгирдас Пажемецкас весь прошлый год громко конфликтовал с миноритариями, собирался уходить с биржи, – и в итоге передумал.

А теперь – рекордный рост акций, и рекордные дивиденды. С учетом прибыли ZMP за прошлый год – 33 цента на акцию, – компания, даже подорожав за год вдвое (в апреле 2016-го акции стоили 72 цента), все еще стоит сравнительно дешево. P/E – менее 5.

Как эту фишку оценивают в Литве? Есть ли там надежды на улучшение corporate governance, и на то, что нынешние дивиденды – не последние? NaudasLietas.lv беседует с главой литовской ассоциации инвесторов Витаутасом Плункснисом.


 

Дивидендная доходность в 17% – вообще редкость для Балтии. При том, что в прежние годы г-н Пажемецкас не был щедр на выплаты. Что об этом думают участники рынка, какие есть версии мотивов?

У Žemaitijos Pienas в прошлом году была рекордная нетто-прибыль – самая большая за всю историю компании (15,4 млн евро, или 33 цента на акцию, С.П.). На мой взгляд, решение главного акционера о выплате 10 центов на акцию – это не много на самом деле. Скорее символически.

Даже если бы компания выплатила по 30 центов на акцию, как предлагали миноритарии, – ей бы не пришлось для этого увеличивать финансовые обязательства. Потому что в предыдущие 10 лет дивиденды были очень маленькие. И сейчас выплачивается лишь небольшая часть прибыли, которая была накоплена за долгие годы.

Когда вы с другими миноритариями предлагали платить дивиденды по 30 центов на акцию – правда верили, что такое решение может пройти на собрании акционеров?

Конечно, мы все понимаем – это главный акционер все решает. Но мы думаем, компания не пострадала бы.

Вернемся к мотивам.

Возможно, один из мотивов выплаты дивидендов – в том, что главному акционеру теперь принадлежат не 50% компании, а порядка 75%. Он сам и получит большую часть этих денег.

Кроме того, пока другие компании главного акционера не погасили весь свой долг перед Žemaitijos Pienas – можно предполагать, что часть этих дивидендов пойдет на погашение тех долгов.

Это 3,8 миллиона долга связанных сторон перед ZMP, которые были списаны еще в 2015 году?

Да. Теперь часть тех списанных долгов – все же вернули. Но списали долги другой связанной компании. Итоговый результат позитивный – задолженность уменьшается. Хоть и не так быстро, как мы бы хотели, но процесс идет в правильном направлении.

Но у нормальной биржевой компании таких сделок, – когда должники, другие компании главного акционера, в итоге не платят, – такого просто не должно быть. Я надеюсь, со временем долги связанных лиц на балансе ZMP будут со знаком ноль.

В конце прошлого года вы собирались идти в суд, чтобы оспорить списание долгов связанных лиц на 3,8 млн евро. В итоге суд даже не понадобился?

Да, потому что в феврале литовский регулятор (Банк Литвы) признал, что отчетность ZMP не была правильной, и что списанные в 2015 году долги связанных лиц были списаны некорректно.

В итоге ZMP не стала оспаривать этот вывод Регулятора, и решила пойти таким путем – компенсировала те прежние списания, но сделала новые. Нетто-результат получился позитивный. Часть долгов возвращается в ZMP в виде денег.

На сколько сократился объем списанных долгов?

Общая сумма долгов связанных компаний в конце 2016 года – 5,1 млн евро. Годом ранее было 5,6 млн. Итого – снижение на пол-миллиона.

При этом в 2015 году было списано 3,8 млн евро долга, которые теперь возвращаются. Новые списания – на сумму 1,6 млн евро. То есть, разница, чистый прогресс – на 2,2 млн евро.

На каком основании прежние списания признали неправильными?

Те связанные с Пажемецкасом компании, которые были должниками ZMP – они финансово здоровые. Им даже принадлежат около 6-7% акций ZMP. Продав только эти акции, долги можно было вернуть. Кроме того, сами компании работают с прибылью, баланс там нормальный. И то, что они не возвращали долги – это не повод их списывать.

На что мы еще обратили внимание: аудиторы, которые проверяли те связанные компании – ничего не говорили о каких-то проблемах там. Сейчас ZMP исправила финансовую отчетность. Аудитор уже отметил, что они не смогли проверить правильность новых списаний.

Их вы тоже планируете оспаривать?

Да, на днях отправим письмо Регулятору. Потому что ZMP декларирует, что они согласились с выводами Регулятора, – но при этом списывают новые суммы. Думаю, если Регулятор уже разобрался с прежними списаниями, и признал их неправильными, – надо разобраться и с новыми.

На аудиторов в суд подавать будете?

Не в суд. Мы написали жалобу в инстанции, которые осуществляют надзор за аудиторами. Ведь когда ZMP признала правоту Регулятора в вопросе списаний – они таким образом косвенно подтвердили, что аудиторы не делали свою работу до конца.

Еще уточним про дивиденды. Главный акционер ZMP Альгирдас Пажемецкас – он дает какие-то сигналы рынку насчет дивидендной политики в будущем? Или пока это разовая акция?

Такой информации нет. Здесь каждый сам волен строить предположения. Но если компания будет стабильно работать и зарабатывать прибыль, дивиденды – это цивилизованный способ, как распределить прибыль на всех акцимонеров.

О рекордном в плане прибыли 2016-м годе. В чем причины? Какие-то разовые моменты?

Там были и свои «ван-офы», но даже без них прибыль была бы рекордной. Есть две главные причины.

Вообще бизнес-модель ZMP – одна из лучших во всей молочной отрасли Литвы. Это сильные бренды сыров, которые вызревают в течение 2-3 лет, и в течение этого времени становятся дороже (на сыры приходится порядка 40% продаж компании, – С.П.). Еще там хороший баланс между рынками сбыта – местным и экспортом (на Литву приходится около 55% всего оборота, – С.П.).

А во-вторых, компания, как и другие отраслевики, в прошлом году «поймала» удачный момент ценовой коньюнктуры: конечная молочная продукция в мире начала дорожать, тогда как до поставщиков сырья эта тенденция обычно доходит со временным сдвигом, увеличая маржу переработчиков.

При этом долгосрочно вы ориентируетесь на уровень прибыли ZMP около 10 млн евро в год, – то есть, порядка 22-23 центов на акцию.

Да, этот уровень – долгосрочно нормальный и реальный.

Получается, даже при том, что акции ZMP за год подорожали вдвое – по уровню P/E компания все еще не дорогая, по сравнению с другими литовскими молочниками.

Да, не дорогая. Еще из литовских отраслевиков Rokiškio Suris – тоже сравнительно недорогой (P/E чуть более 6, – С.П.). Но ZMP – самый дешевый.

На ваш взгляд, у главного акционера ZMP меняется отношение к миноритариям – или это лишь по необходимости?

Тут давать оценки каждый может сам. Пока трудно судить.

Насколько тут важно давление объединившихся миноритариев, которые вместе с Orion Asset Management и INVL контролируют более 11% компании?

Это имеет значение. Если миноритарии действуют поодиночке – никто на них особо не смотрит. А в случае с ZMP ясно: что бы не произошло в компании, какие бы решения там не принимались – будет организована группа экспертов, которая на все посмотрит, изучит… И если обнаружит что-то плохое – пойдет в суд, или к Регулятору, или куда-то еще. То есть, миноритарии будут себя защищать.

Это важно. Если бы такой группы не было – наверное, делистинг ZMP уже давно бы произошел. И сейчас миноритарии уже не радовались бы рекордной прибыли, после которой цена акций на бирже побила многолетний рекорд.

Насколько легко было договориться с Orion и INVL о совместной защите интересов?

Когда у всех совпадают интересы, договориться не сложно. Если бы мы действовали по отдельности, у каждой стороны было бы по 2-4% акций. Объединив пакеты, и контролируя более 10% – это дает больше прав чисто юридически.

Кроме новых списаний, видите в ZMP еще какие-то моменты, вызывающие вопросы?

Еще остается старый вопрос – о спорной выплате премий в 749 тысяч евро. В суде первой инстации мы проиграли. Готовим апеляцию. Но у нас нет намерений судиться просто ради того, чтобы судиться. Наше намерение – чтобы ZMP работал прозрачно и в интересах всех акционеров.

Чем лучше и прозрачней будет работать ZMP – тем ниже будет наша активность.

И о втором решении сообрания акционеров – возможности ZMP откупать свои акции на рынке по цене не выше 1,10 евро. При нынешней цене на бирже – 1,49 евро – это решение не выглядит реально рабочим.

Нет, это такое теоретическое решение. Исторически ZMP, когда пытался делать откупы своих акций, всегда предлагал цену ниже той, что была на бирже в конкретный момент. Наверное, чтобы показать: главный акционер не намерен платить много. Так что я думаю, нынешнее решение – тоже теоретическое.

Если же цена на бирже упадет ниже 1,10 евро – это решение не является гарантией, что компания начнет откуп?

Нет, там без гарантий. Это лишь такая оговоренная возможность. Могут, если захотят.