Что стоит знать инвесторам о Madara Cosmetics, которая планирует выйти на биржу Nasdaq Riga уже осенью? Некоторые ответы – в интервью NaudasLietas.lv с Улдисом Илтнерсом, членом правления компании.


Цифры за 2016 год (предварительные)

Консолидированный оборот – 5,93 млн евро (+40%)

Нетто-прибыль – 0,77 млн (+71%)

EBITDA – 1,29 млн (+93%)

 

Акции по фиксированной цене

Начнем с мотивации нынешних акционеров идти на биржу, в список First North. Это ведь не стратегия выхода? – нынешние акционеры в рамках IPO свои акции продавать не намерены?

Большая часть привлеченных на бирже денег – это будет новая эмиссия акций.

Большая часть.

Или даже 100%. Пока что – на уровне планирования – допускается возможность, что нынешние акционеры продадут сравнительно небольшую часть своих акций, если захотят. Часть акционеров уже сказала, что не будет этого делать (продавать свои акции). Возможно, даже никто не захочет.

На пресс-конференции вы сказали, что новые инвесторы через IPO получат существенную часть акционерного капитала Madara – но не уточнили, какой процент. Какие цифры обсуждались? 30% компании? 50%?

Мы обсуждали, что это будет первая эмиссия, за которой, возможно, через несколько лет последует еще одна. На данном этапе речь скорее всего не идет о 50%. Но это и не 5 или 10 процентов. Целевой уровень – что-то между 10% и 50%. Существенная часть предприятия, скажем так.

Широкий диапазон. Все же хочу понять – речь скорее о «надцати» процентах, или о 30-40%.

Это мы пока обсуждаем. Возможны варианты и 15%, и десятки процентов. Сперва мы сами хотим понять, каков будет интерес (инвесторов). Сделаем выводы, в том числе исходя из того, насколько активно люди регистрируются на сайте madaracosmetics.lv/investoriem.

Представим, что интерес людей будет большой. И допустим, что большая часть этих людей – не профессионалы финансовых рынков, – и они готовы купить акции любимого бренда, даже не понимая, дорогие они, эти акции, или не очень. Представим, что эти фанаты своим повышенным спросом готовы оценить Madara даже не в 10 млн евро, как Ивар Бергманис из LHV, – а в, скажем, 30 млн. И даже в таком случая вы не готовы брать эти деньги по максимуму, продавая даже 50% компании?

(смеется) Нет, нынешние акционеры хотят продолжать развивать этот бизнес. Мы хотим сохранить контроль, чтобы реализовать наши бизнес-идеи.

Что касается оценки стоимости бизнеса Madara – насколько я понимаю, наше предложение акций будет за конкретную фиксированную цену. И оно скорее всего будет лимитировано в плане объеме – без варианта, что если спрос будет большим, то продаем больше акций. То есть, на момент IPO все будет ясно – и конкретная цена, и конкретный объем. Без аукциона.

Если спрос будет большой, – после IPO цена на бирже будет расти – и мы будем рады это видеть.

Акции вы предложите инвесторам и в Латвии, и за рубежом?

Думаем концентрироваться на Балтии, и конкретно на частных лицах. Оставив возможность и для других европейских стран тоже.

Будут лимиты – число акций в одни руки? Или минимальные гарантрованные объемы для желающих, как это было у Citadele во время их попытки выйти на биржу?

Это вопрос к LHV, какую стратегию тут стоит выбрать. На данном этапе ваш вопрос – что делать, если спрос будет выше предложения – еще обсуждается. Пока склоняемся к версии, что преимущество должно быть у нынешних клиентов Madara, которых мы можем идентифицировать по нашим базам данных. А вслед за ними – все частные инвесторы. И после них – уже институционалы.

В принципе, если мы сможем продать акции только частным инвесторам – могли бы не привлекать фонды. Да и последним это вряд ли особо интересно, с учетом нашего размера и объема эмиссии.

Ивар Бергманис из LHV сказал, что примерная оценка бизнеса Madara, – около 10 млн евро. Исходя из этой цифры будет рассчитана цена акций на IPO?

LHV еще проводит свою оценку, после чего окнчательную цифру предстоит утвердить нынешним акционерам. Это будет совместное решение – какой будет справедливая цена бизнеса к моменту IPO.

Акционеры обсуждали возможные суммы, сколько может стоить бизнес?

Обсуждали. Если говорить о тех рассчетах, которые делались на основе результатов за 2016 год, – да, мы плюс-минус согласны с прозвучавшей оценкой (в 10 млн евро). Но главная мысль Ивара (Бергманиса) была скорее в том, чтобы показать, как эта оценка строится. Берется уровень оценки мировых публичных косметических компаний (коэффициент цены к EBITDA), после чего в нашем случае делается существенная скидка на 50% – потому что Madara маленькая компания.

 

Дивиденды в 20% от прибыли

Главный вопрос для неопытных инвесторов из ваших клиентов, которые не будут заниматься спекуляциями на бирже – дивидендная политика Madara. Что вы им предложите?

Тут мы открыты и прозрачны: последние годы Madara платит дивиденды, порядка 20% от прибыли. И эту политику – 20% платить акционерам, 80% вкладывать в развитие, – мы намерены сохранить и после выхода на биржу.

Посчитаем. Предположим, что цена акций на IPO будет из рассчета 10-миллионной стоимости всего бизнеса. Ваш прогноз нетто-прибыли на 2017 год – примерно 1 млн евро. То есть, дивидендная доходность при такой цене акций – порядка 2%.

Думаю, если дивидендная доходность котирующихся на бирже акций составляет порядка 3% – это очень нормальный вариант.

По-разному. Большие стабильные предприятия мирового уровня – скажем, немецкие Daimler, BMW, Allianz – приносят дивидендную доходность на уровне 4-5%. Другое дело – быстрастущие компании, где главная ставка на рост бизнеса. Там и 2% дивидендов – очень нормально.

Мы в проспекте эмиссии этот момент – про дивиденды – детально опишем. Конечно, пока нет полной ясности, что будет с налогом на дивиденды со следующего года. Но, думаю, даже если его повысят с нынешних 10% до 20% – все равно продолжим платить. Это составляющая бизнеса: дивиденды должны быть.

В прошлом году консолидированный оборот Madara вырос на 40%, до 5,96 млн евро. В первом квартале темпы роста сохранить удалось?

Первый квартал – более 30%. Думаю, по итогам первого полугодия также будет порядка 30% роста.

У вас горизонт планирования – это обычно год?

По финансам – да. Дальше предсказывать сложно: с учетом темпов роста продаж на 30-40%, все меняется очень быстро. На практике чуть ли не каждые 3 месяца текущие планы постоянно приходится корректировать, подстраиваться.

А по разработке и выпуску новых продуктов – там планируем заранее, что будем делать через год, через 2 года.

 

Экспорт в 30 стран – не показатель…

Интересует видение акционеров – до какого уровня этот бизнес может вырасти, скажем, к 2020 году?

Мы уверены, что можем превысить планку оборота в 10 миллионов. Но насколько – вопрос. Прежний опыт показывает, что максимальный темп роста, который у нас был – плюс 40% – для нас оптимальный и здоровый. Мы с ним можем справляться, успевая менять всю организационную структуру под растущие объемы.

В случае роста на 100% был бы огромный стресс, для всех процессов. Такие примеры в нашей отрасли были. Когда тема природой косметики только начиналась, рынок рос еще динамичней, чем сейчас. Некоторые немецкие компании за год наращивали объемы в 2-3 раза – и начинались проблемы: поставщики не могли обеспечить сырьем, помещений для производства не хватало. В итоге такой рост «взрывал» компанию изнутри.

В случае роста по 30% в год, оборот более 10 млн евро будет уже в 2018 году.

Да, но будем ли мы расти на 30% на протяжении ряда лет – этого ведь нельзя твердо обещать. Хотя в целом потенциал рынка – достаточно большой. Если посмотреть на наших прямых конкурентов – это предприятия с оборотами в 100-200 миллионов евро. И если оценивать те рынки и те каналы, где представлены и мы, и они, – мы весьма успешно конкурируем. Это дает основания для надежд, что рост продолжится.

Каковы главные риски развития?

Этот вопрос развития на международных рынках. Например, есть Финляндия, где мы сегодня – игрок номер один в сегменте натуральной косметики. Риск в том, что мы не сможем так же быстро нарастить объемы в других ключевых странах, получив там значительную долю рынка.

Учитывая размер оборота Madara, наша доля в общем рынке природной косметики – мизерная. Даже если мы выростем в 5-10 раз – все еще останемся очень маленьким игроком.

Насколько понимаю, франшизных магазинов у вас нет.

Нет. Единственные наши три фирменных магазина в Риге – скорее чтобы быть более заметными на «домашнем» рынке, демонстрировать свою продукцию. Во всех остальных случаях – продаемся в других магазинах. Например, в местных Kolonna или Stockmann.

Успех в Финлядии – это около 20% всех продаж Madara. Чем объясняется то, что именно там вы оказались так востребованы?

Очень многое зависит от партнера за рубежом. В Финляндии нам с партнером очень повезло, он смог очень успешо и быстро этот рынок развить. То же самое мы сейчас видим в Италии: наш распространитель работает там очень энергично. При этом ясно, что рынок очень насыщенный, конкуренция, число разных брендов – огромны.

После примера коллег из Stenders, которые около половины оборота получают в Китае, не думали развивать там продажи, искать партнера?

Думаем. Пока некоторые шаги делаем в онлайне. Но там требуется большая подготовка. Пока более активно развиваемся в Японии. Тонкость в том, что для открытия каждой новой экспортной страны нужно вложить довольно много ресурсов. Далеко не все вкладывает партнер, ты тоже должен внести свой вклад. Иначе – будет только твоя вывеска в стране Х, мизерный оборот, и все. Лучше концентрироваться вглубь, а не вширь.

Поэтому, когда меня журналисты спрашивают, в скольких странах продается косметика Madara – я всегда стыжусь говорить, что в тридцати (смеется). Потому что это – не показатель. Одно дело, если ты продаешься на 30 рынках, и у тебя оборот хотя бы 30 миллионов, – круто. Но если на всех 30 рынках ты не наторговал даже на миллион, как это нередко бывает с латвийскими компаниями, – это звучит скорее забавно. Значит, у твоего бренда нет силы, и конкуренты легко смогут тебя выдавить.

 

Кредиты и связанные лица

О балансе. Насколько ваше предприятие закредитовано?

Соотношение довольно здоровое. Собственный капитал – более половины от активов – 2,95 млн евро. Общий баланс – 4,48 млн евро.

Куда вложите привлеченный на бирже капитал – в новое «железо», или маркетинг и продажи?

Средства, полученные на IPO, понадодятся на программу развития на ближайшие 3 года. По расходам там будет много компонентов, «железо» – меньшая часть. Хотя, понятно, что каждый год мы будем что-то вкладывать в рост произвоздственных мощностей, повышение автоматизации. Но большую часть вложений пойдет в развитие зарубежной торговли, в том числе в платформу е-коммерции.

Интернет-магазин?

Да. Сегодня через него мы продаем примерно четвертую часть от оборота. Это очень эффективный канал продаж, и его роль растет.

Биржевым инвесторам обычно не нравится, если у эмитента есть договоры со связанными лицами – кредиты, аренда недвижимости… Не думали решить вопрос с арендуемыми производственными помещениями, которые принадлежат компании, связанной с акционерами Madara?

Это исторически так сложилось, я расскажу, почему. Проект нового производства мы начали развивать в 2013 году. Искали новые помещения. В 2015 году – нашли это здание, которое нас устроило. Пошли в Swedbank за кредитом, но треть суммы нужно было внести самим. На балансе Madara таких свободных денег не было. В итоге привлекли инвестора, и основали отдельную компанию, которая и купила эту недвижимость.

Понимаю. Но миноритарным инвесторам это обычно не особо нравится.

Согласен. Мы этот момент не пытались скрывать, и еще перед подготовкой проспекта IPO обсуждали возможные решения с Иваром Бергманисом.

В итоге решили, во-первых, открыто сообщать о текущих условиях аренды. Кроме того, будет заключен отдельный договор со связанной компанией и со Swedbank, что в случае каких-либо проблем у владельца недвижимости, у Madara Cosmetics будет преимущественное право использовать эти помещения.

А все цены и суммы будут раскрыты инвесторам. Договор аренды на 10 лет зарегистрирован в земельной книге, цену можно повышать только в рамках индекса инфляции.

 

Про скидки и бонусы

О специальных предложениях Madara для своих акционеров – что это будет? Какая-то постоянная «скидка на крем»?

Это могут быть и постоянные скидки на продукцию, и какие-то специальные предложения – например, раз в год посетить дерматолога, с которым мы сотрудничаем. Мы хотим развить активную коммуникацию с акционерами: регулярно информировать о том, что у нас нового, или приглашать на тестирование новых продуктов, чтобы дальше уже работало «сарафанное радио».

Как будете контролировать, кому давать скидку, кому нет? На бирже акционеры могут меняться хоть каждый день.

Видимо, время от времени будем обновлять списки акционеров.

Какие размеры скидки обсуждались? 5-10%?

Точно не скажу, решения еще нет. Но думаю, скидки должны быть мотивирующие – больше 10%.