В 2017 году Olainfarm может заработать 14-16 млн евро чистой прибыли. А выплата более чем 9 миллионов в виде дивидендов – это разовый шаг, который не ударит по ликвидности предприятия, – ведь большая часть этих денег будет возвращена главным акционером OLF Валерием Малыгиным, который погасит свой долг перед заводом. Что до дивидендной политики – в будущие годы выплаты могут вырасти до 30-40% от прибыли. Подробности – в интервью NaudasLietas.lv с членом правления OLF Салвисом Лапиньшем.


 

Как объясните предложение правления — выплатить более 90% годовой прибыли, по 66 центов на акцию, в виде дивидендов?

66 центов на акцию в итоге могут составить и 100% от прибыли. Потому что дивиденды выплачиваются из прибыли материнской компании, после того как она утверждена аудиторами, – а по итогам аудита размер прибыли еще может немного измениться.

А причин – несколько. Первая: мы видим, что готовятся менять налогообложение как раз по части дивидендов.

Решили, что лучше с дивидендов заплатить сейчас 10% налога, чем в следующем году – 20%, которые обсуждаются.

Да, это пункт первый. Я не в курсе деталей, что предлагает изменить Банк Латвии, но минфин предлагает сделать налог на дивиденды на уровне 20%, вместо нынешних 10%.

Вторая причина – долги связанных лиц перед Olainfarm, там достаточно большие суммы были выданы. Понятно, что таких долгов быть не должно, и, естественно, они не нравятся нашим миноритарным акционерам и инвесторам.

Речь про почти 6 млн евро, большую часть которых компания выдала главному акционеру Валерию Малыгину?

Да. Мы посчитали, что если сейчас выплатим дивиденды в таком размере (около 9,2 млн евро, если считать по 66 центов на акцию, – С.П.), то сразу после этого долги связанных лиц перед предприятием будут погашены. Практически полностью. То есть, та часть выплаченных дивидендов, которые получит Малыгин – в итоге вернется на завод.

Учитывая, что это довольно большая сумма дивидендов – более 9 миллионов евро, правление предлагает выплатить ее в три этапа. Как обычно, в начале июня у нас будет акционерное собрание. Если решение будет принято, то первая часть – треть, или 22 центра, – будет выплачена ближе к Лиго. В конце сентября, скорее всего, предложим выплатить вторую часть. И в конце декабря – третью.

С учетом того, что большая часть денег вернется на завод, а сами выплаты будут идти частями – ликвидность предприятия почти не пострадает.

Раньше вы говорили, что не планируется превышать планку дивидендных выплат в 25% от прибыли, потому что планируются: а) инвестиции в завод, б) покупка других компаний. И в последнем годовом отчете сказано, что OLF продолжит покупать предприятия.

Когда мы впервые объявляли о про верхнюю планку в 25% – это было в 2011 году, 6 лет назад, – у нас еще не было опыта дивидендных выплат. Мы не знали, как это повлияет на нашу ликвидность, а рынки СНГ в то время были очень нестабильны. Сегодня мы видим, что можем себе позволить выйти на другой уровень.

При этом понятно, что 100-процентная выплата прибыли в виде дивидендов – это разовый шаг. Рассчитывать на такое же в будущие годы – не стоит. Хотя, скорее всего, в будущем объем дивидендов будет больше, чем 25%.

Насколько больше?

Если на уровне предположений, без прогнозов – допускаю, что в будущие годы говорить можем об уровне 30-35% от прибыли. Может, даже до 40%. По общему мнению правления и совета OLF, это тот уровень, который удовлетворил бы акционеров, в то же время не угрожая развитию компании.

Есть еще одна версия, объясняющая логику предложения о рекордных дивидендах. В прошлом году руководство OLF говорило, что если успешно завершатся переговоры о покупке европейских отраслевиков, с оборотом порядка 30-40 миллионов евро – тогда для финансирования сделки может понадобиться новая эмиссия акций. Поэтому для вас важна и динамика цены акций на бирже, а рекордные дивиденды – способ поддержать цену, да и в целом улучшить настрой инвесторов.

То, что мы уделяем много внимания отношению с инвесторами – это началось не вчера. Работать с инвесторами, предоставлять свежайшую информацию, платить дивиденды – все это мы делаем уже довольно давно. К примеру, я лично каждый год объезжаю примерно 50 иностранных инвесторов, – не говоря уже о встречах у нас на заводе. Поэтому вряд ли нас можно упрекнуть в том, что мы вдруг начали двигать цену акций вверх перед эмиссией.

В том, что ты говоришь, тоже есть определенный смысл – конечно, все это влияет на отношение к нам, и на цену акций. Но, опять же, мы не сейчас начали улучшать investor relations, – делаем это много лет. И получаем массу похвал. Кроме одного пункта, на который нам все указывают, как на минус – долги связанных лиц перед заводом. И дивиденды – это хорошая возможность решить вопрос долга, раз и навсегда. Да, инвесторы это оценят. И, естественно, это нам поможет, если дело дойдет до эмиссии.

Но, даже если бы у нас не было никаких идей насчет новой эмиссии акций – все равно делали бы все то же. Кроме того, я бы не сказал, что на данный момент мы сильно продвинулись в переговорах о потенциальной покупке других крупных бизнесов. То есть, до обсуждения возможной эмиссии – еще не близко.

Насколько реально было бы привлечь 40 миллионов евро на бирже?

Это главный вопрос, который меня волнует в контексте эмиссии – реально ли тут собрать такую сумму, 40 миллионов евро, через IPO... Были такие примеры? По-моему, еще до кризиса, в 2005 году, Grindeks выпускал эмиссию на 9,5 миллионов латов…

В прошлом году OLF купил 5 аптек и 4 производства. В этом году есть надежда на новые сделки?

Главная текущая задача – эффективно консолидировать уже приобретенные активы. Там практически по каждому купленному предприятию есть свой «челендж». По Tonus Elast – наладить механизм поставок в Россию. По DiaMed – сделать определенную революцию по спектру услуг, и приблизиться к прибыльности. По Kiwi предполагается определенный прорыв в этом году. По Silvanols – серьезные плану по усиленному выходу на отдельные рынки. Все это требует массы ресурсов и усилий, в том числе чисто управленческих.

Поэтому пока нет новых планов покупать маленькие предприятия, с оборотом в 1-2 миллиона. Но есть интерес купить что-то сравнительно крупное, где объемы бизнеса – хотя бы на пару десятков миллионов.

Как идут переговоры с тем шведским семейным предприятием, с оборотами около 30 млн евро?

Продвинулись пока мало. Обе стороны подтверждают взаимную заинтересованность. Но у обеих сторон толком не находится времени, чтобы активно продолжить процесс на уровне due dilligence. С другой стороны, много времени еще не прошло – первая встреча у нас была ранней осенью прошлого года.

Другие варианты есть?

В ближайшие дни встречаемся с уполномоченными представителями еще одной компании. На самом деле, это очень старые наши переговоры, начатые еще в 2006 году.

В Латвии, Балтии?

Европа, западная. В 2006 году там обнаружился ряд факторов, которые тогда поставили сделку под сомнение. И сумма сделки на тот момент была для нас неподьемной. А сегодня, хотя та компания выросла, мы выросли еще сильнее. И возможная сумма сделки уже не пугает. Другие причины, которые раньше мешали – тоже пропали. Так что там переговоры могут пойти активней.

Это фарма, или сопутствующме товары?

Фарма стопроцентная. Что там интересно: очень широкий портфель. Практически все продукты – хоть и дженерики, но с точки зрения конкуренции – очень нишевые. Второе – форма: производят лекарства и в ампулах, и сиропы, и мази. Много такого, чего у нас нет чисто по оборудованию. И третье – рынки. Они широко представлены в старой Европе. И не только в Европе. При этом у них ничего нет в Восточной Европе и СНГ. Бизнес семейный – и прибыльный.

Какая там может быть обсуждаемая цена?

В 2006 году речь шла о сумме в 25-30 млн евро. Сейчас они выросли, цена скорее всего будет выше.

И тогда начинаются сомнения, сколько можно привлечь на бирже.

Да, потому что IPO – это как премьера фильма: если первые зрители тебя не оценили – второй премьеры уже не будет. Если ты попытался поднять 40 миллионов на бирже, и с первого захода не получилось – вторая попытка будет уже «с запашком».

Можно подстраховаться: взять 20 миллионов на бирже, 10 – кредит в банке, еще на 10 – выпустить облигации.

Согласен. В наше время дешевых денег, если есть хороший инвестиционный проект – сумму всегда можно собрать, в любой комбинации. И банк что-то даст, и через акции, и облигации мы еще не выпускали. Но, опять же, если первая попытка не проходит – потом уже есть негативный оттенок. Этого бы не хотелось.

О прогнозах на 2017 год – их в годовом отчете OLF пока нет. Сколько правлению кажется реальным заработать?

Об этом я детальней расскажу на вебинаре 7 марта.

Логично предположить, что если в прошлом году без списаний прибыль OLF составила бы 17 миллионов евро, то это – примерная цель на 2017 год?

Ну, смотри. О списаниях. По Украине, если там не случится какой-то катастрофы – мы полностью обеспечены с точки зрения накоплений. По России – остается неясность. Там продолжается передел рынка оптовиков, и бывает, выскакивают проблемы. В прошлом году там мы сделали накопления на 2 млн евро. И риски остаются. Немного есть риск по Узбекистану, по курсу валют, в прошлом году мы там накопили 600 тысяч.

Кроме того, есть вопрос по купленным «дочкам» – аудиторы оценивают по-своему. К аптекам, Silvanols, Tonus Elast у них вопросов нет. По белорусской компании и по клинике DiaMed – есть риск, что в следующем году аудиторы могут посоветовать сделать накопления.

Итого: если не будет больших сюрпризов по дебиторам, то риск накоплений на уровне одного миллиона в 2017 году – он есть. Но, надеюсь, это не будут 7 миллионов, которые мы резервировали в прошлом году. Скорее на уровне прошлых лет, когда мы накапливали в среднем по 1 миллиону евро, что было почти незаметно, с учетом прежних наших оборотов в 70-80 млн евро.

Еще учтем: в прошлом году очень хорошо в нашу пользу сыграл растущий рубль. Это нам дало примерно 3 миллионов евро валютной прибыли.

В первые месяцы 2017 года рубль продолжает расти.

Пока да. Но на это полагаться рано. Допустим, по итогам 2017 года рубль останется там, где есть. Считаем: если брать за основу 17 миллионов прибыли в прошлом году, отнимаем полученные 3 млн от курса рубля – остается 14 млн евро. Допустим, делаем еще 1 млн накоплений. Остается 13 млн евро.

С другой стороны, – возможные плюсы. У нас целый год будет консолидированный отчет с Tonus Elast – это примерно плюс миллион. Аптек стало больше – примерно еще 0,5 млн евро прибыли. Итого получается 14,5 млн евро. Ну и по мелочам: немного должен прирасти Silvanols, меньше убытков будет по DiaMed, Kiwi. Минимум пару сотен тысяч прибыли может дать белорусская компания…

Думаю, в конечном итоге можем выйти на уровень в 14 – 16 миллионов прибыли.

А дальше главный вопрос – будет ли рост в основном бизнесе Olainfarm.

Сейчас посмотрим, какой был неконсолидированный рост по сейлу…

Символический, плюс 7%.

7% от 90 миллионов – это совсем не символически (усмешка). Но, допустим, за счет сейла лекарств 0,5 миллиона прибыли добавится. Хотя, тут все же чувствуется определенное давление расходной части, по зарплатам в том числе. Маржи теперь не те, что были 3-4 года назад.

Плюс мы очень зависим от продукт-микса. Если в какой-то период больше продали химии – сейл хороший, а рентабельность ниже. Если же, как в последнем квартале, много заказов нейромидина – маржа выше.

По основному сейлу в 2017 году можно ожидать роста на 5-7%. Но как это отразится на рентабельности – сложно предугадать.

Резюмируя, исторические 15 млн евро прибыли, которые были в 2015 году – этот уровень и для 2017-го «челендж».

Да, это вызов. Потому что есть два больших неизвестных. Рубль. Если он еще укрепится, и еще 3 миллиона на нас упадут с воздуха – замечательно.

Пока среди экспертов больше прогнозов в пользу дальнейшего укрепления рубля.

Да, но сейчас март. До конца года – 10 месяцев. Все может случиться. Да, нефть растет, это для рубля и для нас – плюс. Но предсказывать не берусь.

И второй неизвестный вопрос – накопления. Понятно, что это должна быть большая катастрофа, чтобы в очередной раз резервировать 7 миллионов. Думаю, скорее будет около миллиона.

И о конкурентах. Отчет Grindeks наверняка смотрели – как впечатления?

Пока только ключевые цифры посмотрел – оборот, прибыль. Молодцы, конечно. Приятный сюрпориз для инвесторов.