В ближайшие недели на Рижской бирже может активизироваться торговля разным «неликвидом», – с дисконтом. Так считает трейдер Гатис Пойшс, связывая это с теми трейдерами, которые торгуют через е-брокер. О том, где лучше торговать, и чем (не) интересны грядущие отчеты Grindeks, SAF Tehnika, RKB – в интервью NaudasLietas.lv.


Отказ некоторых банков от е-брокера – это маленький, но поворот. И к этому все давно шло.

Вся новость в том, что из трех банков, которые предлагали торговать через е-брокер, один – SEB – с 9 февраля эту услугу не оказывает?

И второй банк из тройки – Regionala Investiciju Banka – через е-брокер не будет предлагать акции в Эстонии и Литве. Только в Латвии.

Из знакомых почти никто в е-брокере уже не сидит – большинство торгует через интернет-банк, некоторые – все еще звонят брокерам по телефону.

Это верно. Но некоторые все же исторически оставались на е-брокере. Недавно общался с одним таким человеком, который работал через SEB. У человека дилемма: искать, куда перейти, и перевести свои пакеты акций – или попытаться их быстро распродать. Я ему говорю: ты же можешь остаться в том же банке, и пусть эти акции на счету ценных бумаг лежат, – хранить-то их можно. Нет, говорит, хочу принять решение: или перехожу в другой банк, где есть е-брокер, и можно через него торговать – или все распродаю, и выхожу с рынка.

Из-за таких примеров на рынке местного неликвида в ближайшее время могут прозойти подвижки. Это не просто гипотеза: на днях смотрю – кто-то выставил на продажу 40 тысяч акций «ювелирки», где обычно таких ордеров нет. Причем выставил именно SEB, в котором через 3 недели е-брокер закроют. Там может быть масса неликвидных акций, которые лежат на счетах годами.

А торговать через интернет-платформу того же банка для этих трейдеров – совсем не вариант?

Для некоторых – не вариант. Я-то сам уже 2 года торгую через интернет-банк. И вижу в этом свои плюсы и минусы. Плюс там один, но для меня он значительный: могу купить или продать через мобильный телефон. Это важно, потому что постоянно у компьютера не сижу.

Но пользователи е-брокера привыкли к тому, что они видят всю глубину рынка: как они выставляют свою заявку, в каком месте в очереди среди ордеров по одной цене ты стоишь, кто еще покупает, кто продает, есть ли там скрытый ордер или обычный – они во время исполнения обозначаются разным цветом… Те, кто торгуют через е-брокер — более информированные.

Итого, ждем распродажу неликвида со скидками?

Да, в ближайшие недели могут быть интересные «подарочки». Эти застрявшие на годы пакетики, у кого побольше, у кого поменьше. Ведь даже если ты решил сохранить возможность торговать через е-брокер, и перейти в Citadele, который эту услугу еще предрагает – нужно переводить свои акции из одного банка в другой, платить за перевод комиссии, открывать новый счет… Морока! И для некоторых это стимул один раз принять решение, и закрыть вопрос. Я не говорю о людях, у которых очень большие позиции, или где есть потенциал роста. Но мелкие и средние пакеты – часть из них может появиться на рынке.

И еще что может быть неприятно: Citadele останется единственным банком, который предлагает доступ к акциям всей Балтии через е-брокер. Конкурентов по этому продукту больше не будет. И кто может обещать, что цена услуги не вырастет?

Помню, е-брокер был полезен годах в 2006-2007, когда торговали очень активно. Сейчас более актуальны операции «купил сегодня, продал через пару недель или месяцев», а не торговля внутри дня, – так кажется.

Согласен, лет 10 назад дневного трейдинга было значительно больше. Но все же учтем: сегодня, работая черех интернет-платформу, и не видя стороны сделки, ты можешь только догадываться, кто покупал, и кто продавал. И более того: в интернет-банке ты порой даже не понимаешь сразу, был ли исполнен твой ордер, или тебя опередили. А в е-брокере ты это точно видишь, в ту же секунду. И это большой плюс.

Допустим, пару человек выйдут с рынка, распродадут неликвид – обрушат, скажем, цены на Grobiņa…

Кстати, я даже удивляюсь, чего эти люди, у которых Grobiņa, ждут – там же все еще можно продать акции за 1-2 евро.

Вспомним Liepajas Metalurgs – он же до последнего торговался сравнительно дорого для без пяти минут банкрота. Тут то же самое: кто-то помнит, что раньше Grobiņa стоила по 15 евро – и не хотят отдавать за 2.

Я еще могу понять того, кто покупал за 15 евро, и не хочет отдавать за 2. Я не понимаю тех, кто за 2 покупает.

Те же люди, которые помнят, что было по 15.

Но это же реальные деньги! Я понимаю, там у людей еще теплятся какие-то надежды, и кто-то готов покупать задешево, думая, что ситуация выправится. Но и 1-2 евро за акцию – это не задешево. Я бы еще понял, если бы брали по 20 или 30 центов.

Конечно, всегда может казаться, что там нужен всего лишь один хороший год – и все снова будет хорошо у компании и ее акционеров. Но пока кажется, что хорошего там не будет, в 2016 году все равно будет крупный итоговый минус. Вопрос только сколько миллионов – один или три.

Возможно. Но также возможно, что мы не правы.

Я не говорю, что бизнес обязательно накроется. Но что в годовом отчете скорее всего будет минус, даже если четвертый квартал будет с плюсом… Годовых минусов последний квартал не покроет – в этом я уверен.

А насчет того, что акции все еще покупают – вспомни Zoovetapgade: они примерно 5 лет работали с негативным собственным капиталом. И все это время на бирже находились те, кто их покупал. До последнего момента, пока их с биржи не убрали.

Я даже знаю трейдеров, которые с надеждами сидят в «Диттоне», и даже еще докупают новые порции к уже имеющемусся пакету. Не та же история?

Ну, похожая, да.

А почему докупаете, в чем идея?

В чем отличие: у «Диттона» собственный капитал – около нуля (485 тысяч евро. Годом ранее было 1,8 млн, – С.П.). Формально. А у «Гробини» – минус 1,4 миллиона. Почти минус 3 евро на акцию!

Да, конечно, еще год не закончился. Думаю, эти люди просто помнят, что в 2015 году в капитале был плюс. А то, что потом 3 квартала 2016 года были с минусом – это для них такой промежуточный показатель, они еще его не воспринимают, пока годового отчета нет. А вот когда будет годовой отчет – придется делать выводы, и признать реальность.

А насчет «Диттона»… Помнишь, лет 10 назад у этой акции была целая группировка фанатов, явных и тайных? Сейчас у меня есть ощущение, что там опять формируется небольшая групка фанатов, которым кажется, что вот эти цены, 7-8 центов за акцию – это исключительная возможность.

Вам так не кажется?

Нет. И я точно не агитирую покупать. Почему сам докупал? Пришел продавец, предложил свой пакет, нормальный объем. И если можно купить по 6 центов, а потом продать по 8 на бирже, – почему нет. Но я там не надеюсь на большой взлет.

А на что тогда?

Надеюсь, что через месяц не закроют.

И все? Чуда не ждете?

Надеюсь, что предприятие выживет. Встречный вопрос: в ближашие годы в экономике России могут быть резкие позитивные изменения?

Разве что умеренные, в связи с Трампом и нефтью.

Вот на это и надеюсь. Некоторые улучшения возможны. И это может повлиять на «Диттон» в том числе. Но скорее на уровне поддержки штанов.

Хотя, в годовом отчете могут быть сюрпризы. Там по итогам года может быть как минус миллион, так и плюс миллион – если просто переоценят активы. Оба варианта – вполне реальны.

А возвращаясь к е-брокеру… По сути, все его преимущества сейчас сохраняются у банковских брокеров, которые видят полную ситуацию на рынке. Для остальных это становитсяч все менее доступно. И это некий разворот.

Вспомним, как лет 15 назад ты, чтобы торговать, шел в банк – и только там видел терминал, куда брокер вводил твои ордера. Следующей ступенькой эволюции было, когда у всех появилась возможность поставить такой терминал на свой домашний компьютер. Сейчас идет обратный процесс: то, что раньше было предоставлено трейдерам – все менее доступно.

Хотя, понять можно: сделок на рынке стало меньше, спрос упал, банкам держать эту услугу не так интересно…

Через месяц начнут публиковать годововые отчеты. Кого будете с интересом изучать в Латвии?

Grindeks.

Сразу в раздел прибыли и убытков, и в подраздел про вознаграждение членам совета?

Да-да. Но если ты спрашиваешь, чего я там жду – последний квартал, думаю, будет в минус. По итогам третьего квартала у них было 6,4 млн евро прибыли. И я ставлю, что по итогам года будет 5 млн.

Если они снова заплатят членам совета 4 миллиона или около того – тогда наверняка квартал будет с убытком. Но если решат, что накладно платить такой налог солидарности с вознаграждений…

Да, это тоже возможный вариант. Во-первых, налог на содирарность может сыргать свою роль. А во вторых, сейчас, после всех судов, у главных акционеров Grindeks уже нет опасений, что кто-то заставит их объявлять обязательный откуп акций. Этой угрозы уже нет. Значит, нет большого смысла выводить из предприятия миллионы.

Другой вопрос, что через LHV продолжается активная распродажа. И как только начинается очередной рывок цен вверх – этот рост тут же гасят. История показывала, что продавец согласен отдавать объемы и по 4,40 евро, а еще раньше – даже по 4,10.

Никто не знает, сколько в том пакете у продавца осталось.

Да, но это могут быть и 100 тысяч акций, и значительно больше.

Если вознаграждений совету не будет, и квартал будет с плюсом – могут и 9 млн годовой прибыли показать. И тогда покупатели наверняка загонят цены вверх, выкупив объемы LHV.

Не думаю. LHV, судя по практике, разрешает рыночный взлет на каких-то надеждах – но потом начинает капать, капать, капать… Если только не передумает. Или не продаст кому-то весь пакет целиком. Если бы не этот продавец, Grindeks уже сейчас стоил бы 5 евро!

Второй отчет, который с интересом откроете – SAF?

А вот нет. У меня SAF нет. Готов что-то купить, но только по факту, когда будет ясность.

По факту будет поздно – опередят.

Ну и не надо тогда. Смысл покупать по 3,70 евро? Если там все хорошо – заработать 5%. А если все плохо – те же 5% потерять. Кроме того, там курс евро к доллару тоже многое меняет, и лучше к концу следующего отчета точно знать, какой курс.

А пока… Если там все сильно хорошо – я уже не успел. Если хуже – куда торопиться? При этом я согласен: в первом квартале они уже заработали 400 тысяч евро, а во втором очень легко могут заработать еще 400 тысяч, в том числе благодаря валютному курсу. Тогда за полгода – 800 тысяч прибыли – очень хорошо. Это почти гарантия, что год закончится с прибылью более миллиона, и снова есть надежда на хорошие дивиденды. И цена должна быть выше 4 евро.

Что еще интересует? Valmiera? Она особо и не отросла после аукциона, – от 2.90 до 3,15. А до аукциона торговалась по 3,50.

Давай посмотрим по цифрам.

За 9 месяцев 2015 года прибыль была – 6,6 млн. А в четвертом квартале прибыли практически не было, если не считать переоценки вложений в иностранной валюте.

В 2016-м за 9 месяцев прибыль – 4,5 млн. Значительно меньше: печь сломалась, не работала.

Я ставлю на то, что по итогам года покажут хорошо если 5-5,5 млн евро прибыли (прогноз правления компании – 6-7 млн евро, – С.П.). Если прибыль 5,5 млн – а это еще хороший сценарий – P/E будет около 9,5. И чего там расти? По меркам Балтии – нормальная цена. Вот если прибыль будет 6-6,5 – тогда может вырасти.

Вобщем, ничего особо плохого я там не вижу. Но и особого позитива – тоже.

Что еще интересует?

Рижская судоверфь – интересная… (улыбается).

У меня ощущение, что там тоже сформировался свой клуб фанатов, которые эту бумагу двигают.

Точно. Пару лет назад там был большой фан-клуб – те, кто надеялись на мега-прибыли от украинских контрактов. Но потом у них крылья опустились, слезы пообсохли. Теперь там другие фанаты, которые ставят на нового исполнительного директора, и какие-то заказы по металлоконструкциям для Скандинавии.

Я с ними согласен в том плане, что ситуация улучшилась. Но только ждать там прибыли в 1 миллион за год – не надо. Думаю, хорошим показателем были бы 450-500 тысяч. И тогда P/E равен 9. А при более осторожном сценариии – 300 тысяч. Тогда лучше уж «Валмиеру» купить.

Говоря об интересном. Не задаетесь вопросом, почему «бальзам» после неудавшегося откупа не падает ниже 7,5 евро?

Два варианта. Первый – нет продавцов. Второй – были люди, которые продали по 8-9 евро перед прежним откупом. И они могут долго закупаться обратно по 7,50, в ожидании финального решения главного акционера BAL.

Думаете, финальное решение будет?

Не хочу гадать. Отвечу элегантно: я «бальзам» не покупаю. Но там все может быть.

На мой взгляд, прежнее предложение откупа акций у миноритариев по 9 евро – оно было очень хорошее на самом деле. Думаю, миноритариям надо было договориться, и часть свои пакетов отдать, чтобы откуп состоялся. Тогда остатки можно было продать уже по балансовой, около 12 евро, и закрыть эту тему.

Думаю, главный акционер «бальзамки» неспроста так развивает структуру холдинга, скупая местных оптовиков. Там хорошая вертикаль получается – и со времен ее наверняка кому-то продадут, серьезному иностранному алгогольному гиганту. Не просто «бальзам» – а весь бренд «Столичной», и все остальное. За очень хорошие деньги. Но для потенциального инвестора гораздо ценней, если в этом холдинге есть крупное предприятие, которое он покупает полностью, а не на 90%. И найти эти 10% акций, часть из которых своим владельцами давно забыта – это та домашняя работа, которую нужно сделать месному менеджменту.

А те миноритарии, которые не хотели продавать по 9 евро… С одной стороны, краткосрочно они у себя что-то отняли. Но если это игра «в долгую», то со временем они наверняка получат свои 12 или 13 евро за акцию.

Это оптимистичный сценарий. А пессимистичный?

Если только «бальзам» не начнет работать в минус, с убытками, когда балансовая стоимость уже не повышается каждый год, а неожиданно начинает снижаться.

И тогда уже не ты уговариваешь, чтобы тебе продали, – миноритарии сами хотят тебе продать. Именно этого я не понимаю в логике главного акционера: зачем каждый год зарабатывать по 6-7 миллионов евро прибыли, наращивать балансовую стоимость, – и тут же пытаться сэкономить на откупе, давая цену меньше балансовой. С каждым годом вариант откупа для них становится все более дорогим. Чем дольше откладывают – тем дороже выйдет.

Хотя, по логике, если они год-другой поработают с убытками, или хотя бы близко к нулю – кто их сможет в этом упрекнуть? Никто. Зато тогда многие миноритаррии, которые не хотели продавать свои акции по 9 евро – резко поменяют свое мнение. Это я, конечно, пессимистическими красками нарисовал. Но такого варианта тоже не исключаю.