Исход аукциона 8 ноября, где государство будет продавать пакеты акций Grindeks и Valmieras Stikla Škiedra, будет зависеть от (не) участия институциональных инвесторов и главных акционеров обеих компаний. Потому что цены – 2,73 евро для VSS и 3,78 для GRD не настолько низкие, чтобы ритейловые инвесторы выкупили весь предложенный объем. О грядущей распродаже и других актуальных тенденциях – в интервью NaudasLietas.lv c Андреем Мартыновым, председателем правления INVL Asset Management.


 

GRINDEKS НА ЛЮБИТЕЛЯ

Насколько интересным кажется предложение на аукционе?

Позитивно, что акции продаются дешевле, чем в прошлый раз – это что касается VSS, которую на прошлом аукционе не раскупили. Значит, в прошлый раз цена была высоковата. Хотя она и тогда на аукционе была ниже биржевой.

В принципе, «Валмиера» и по нынешней минимальной аукционной цене в 2,73 евро – не дешевая. Но, в любом случае, это возможность реализовать свой интерес к компании, если он был. Возможно, кто-то был заинтересован купить, но откладывал из-за отсутствия ликвидности на рынке. Сейчас для таких инвесторов есть возможность купить серьезный пакет. И это будет хорошим индикатором, если ли интерес у крупных игроков к пакетам этих компаний.

Кроме того, всегда есть вероятность, что кто-то из нынешних главных акционеров пополнит свой портфель. Будет ли интерес – увидим. Пока это гадание на кофейной гуще.

А как оцениваете аукционную цену Grindeks?

Так же. Только если «Стекловолокно» не имеет каких-то дополнительных…

Скелетов в шкафу?

Это даже не скелеты. Скорее свои особенности, скажем так. В «Валмиере» таких особенностей не просматривается, а в Grindeks они есть. Поэтому это акция – на любителя.

Согласны с мнением, что, говоря о возможном интересе со стороны фондов – скорее они могут купить Grindeks, чем «Валмиеру»? Ведь последняя даже не в официальном биржевом списке.

Думаю, для Латвии это уже не имеет столь большого значения – котируется компания по официальному или второму спискам. Если у фонда в принципе разрешена экспозиция на Балтию, при этом еще ограничивать возможности в зависимости от списка – тогда вообще сложно тут что-то купить. И если институциональные инвесторы в принципе имеют экспозицию на Балтию – они скорее смотрят на эмитента, а не на список.

У INVL Asset Management есть экспозиция на Балтию. Эти два предложения, которые будут на аукционе, для вашей компании в принципе интересны?

«Валмиерское стекловолокно» нам интересно в принципе: эти акции у нас уже есть, и мы за ними внимательно наблюдаем. Что касается Grindeks – пока мы, как институциональные инвесторы, не созрели на те особенности, которые связаны с этим эмитентом, – с учетом предлагаемых ценовых уровней.

Какой исход кажется более вероятным – что все раскупят, или нет?

Понятно, что при этих ценах ритейл – даже вместе с литовцами и эстонцами – предложенные объемы не разберет. Если вспомним тот аукцион, когда распродавали невостребованные акции на счетах Krajbanka – там раскупили все, потому что были очень хорошие дисконты. Если бы сейчас были такие же скидки – ритейл скупил бы все. Но нынешний дисконт – он такой…

Примерно минус 20% от тех цен, которые были на бирже по Grindeks и VSS до новости об аукционе.

Да, примерно так. А на аукционе Krajbanka цены по многим бумагам были ниже биржевых в разы. То есть, если бы сейчас Grindeks продавали по 2 евро, а VSS по полтора, – местные трейдеры выкупили бы все сами.

В общем, исход зависит от того, будут ли покупать фонды и нынешние главные акционеры.

С уточнением: главные акционеры – прямо или косвенно, сами или связанные с ними лица.

Допускаете вариант, что никто из крупных не поучаствует?

Не исключаю. Если не придут институционалы – ритейл возьмет по минимальной цене, сколько сможет. И тогда оставшиеся пакеты через какое-то время уйдут на третий круг. Возможно, по еще более низкой цене.

Опять же, кажется, к «Валмиере» местные трейдеры не особо привыкли. Если смотришь на этот бизнес, не беря во внимание прежние уровни цен на бирже, — аукционная минимальная цена кажется немного завышенной, на фоне других компаний. С другой стороны, все привыкли, что на бирже она стоила дороже 3 евро. К Grindeks трейдеры привыкли больше, ее чаще торгуют, и ритейл тут может проявить больше интереса.

Хотя, опять же, «Стекловолокно» – это еще и регулярные дивиденды: пусть и невысокая доходность, но есть. В общем, везде есть свои за и против.

ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО ПОКАЗАТЬ ПРИМЕР

Как оцениваете новость, что Минэкономики оценит возможность подать иск на взыскание убытков за необъявленный откуп на главных акционеров Grindeks?

Для рынка это хорошая новость. Часто говорят, что государству следовало бы свои крупные предприятия выводить на фондовый рынок, хотя бы на уровне 10-20% от капитала, – чтобы развивать местный рынок капитала, показать пример другим потенциальным эмитентам. Так же и здесь: государство должно показать пример биржевым инвесторам, что надо отстаивать свои законные права, и взыскивать убытки, нанесенные в связи с необъявленными откупами.

Государство должно показать, что закон – один для всех, и что принципы гражданского закона у нас реально работают. Любое лицо в праве требовать возмещения нанесенных ему убытков – а государство, на мой взгляд, просто обязано это делать.

Если государство подаст в суд – исход будет более прогнозируем, чем в случае с исками частных инвесторов? Известно, что местные суды редко идут против государства.

Здесь я не вижу никаких других исходов для суда, кроме как необходимости доказывания конкретного размера убытков. Тут не будет идти речи о том, нанесены ли убытки в принципе. Это уже априори ясно. Надо будет только обосновать конкретную сумму. Думаю, тут суд может только разбирать вопрос, правильно ли эти убытки рассчитаны, – и только.

Если такой иск будет подан от государства – остальным мелким акционерам Grindeks было бы правильно обратиться в тот же суд, с просьбой объединить эти дела в одно.

Так можно?

Обычно так и делается. Ответчик – один, ситуация – одна, только у каждого лица ущерб разный.

Такие прецеденты – со взысканием убытков из-за необъявленного откупа акций – в латвийских судах раньше были?

Слышал про один такой иск. Но там суд не признал наличия убытков – потому, что истец не продал свои акции, и не зафиксировал убытки.

Что меня смущает: неопределенность и отсутствие судебной практики. Например, если инвестор продал на бирже свои акции, по которым не был объявлен откуп, – а потом их цена на бирже выросла, – тогда суд может спросить: а зачем вы так дешево продали? Этот момент до конца не ясен. С одной стороны, убыток можно зафиксировать, только продав акции. С другой стороны, ответчик всегда может сказать, что потом цена на рынке была выше, а вы продали слишком дешево, хотя вас не заставляли.

Если учесть, что Анна Липман продавала часть свой акций в мае 2015 года, после чего совокупный семейный портфель Лимпанов уже не превышал 50% от капитала , – убытки могут взыскивать только те, у кого акции Grindeks были до этой даты. Купить акции сейчас, и требовать возмещения – уже нельзя.

В принципе, да. С того момента, как у акционеров не было обязанности объявить откуп, убытков у миноритариев, впоследствии купивших акции Grindeks, уже не может возникнуть.

FKTK сообщила, что обязанность объявлять откуп перестала быть актуальна, после того как контролирующие акционеры снизили свою долю ниже 50%. Но в FITL этот момент не конкретизирован. Получается, это скорее трактовка Регулятора, а не сам закон.

Думаю, это трактовка Регулятора. Мне кажется, если обязательства откупа возникло – оно пропадает только после выполнения. Но по логике Регулятора, это не так.

В Литве, если наступает обязательство откупа акций – оно является пожизненным для акционеров, до тех пор, пока они этот откуп не сделают.

Видимо, латвийский Регулятор трактует эту норму не в пользу миноритарных акционеров, а в Литве – наоборот. Хотя, на мой взгляд, применение этих норм должно быть одинаковым.

ПРО ЦЕНУ LATVIJAS GAZE

Про Latvijas gāze. Как можете объяснить текущую цену на бирже, по которой получается, что акции Conexus акционерам достались дешевле некуда – всего за 1 евро.

Я вижу одну из возможных мотиваций, почему сейчас инвесторы могут покупать акции LG дороже 8 евро – надежда, что акционерам выплатят максимально возможные дивиденды. До конца года компания еще не будет разделена юридически, и вся прибыль, которую сейчас зарабатывает LG – она целиком относится к акциям LG. С точки зрения одноразовой дивидендной доходности – она при нынешней цене акций будет лучше, чем год назад. Но это именно одноразовая доходность. А позже, после разделения компании, она снизится.

Даже с фактором дивидендов, цена LG на бирже – необъяснимо высока.

Если считать технически – да. Действительно, получается, что Conexus инвесторам достался за 1 евро – если учесть, что до 2 сентября акция LG стоила около 9,30 евро, а сейчас – около 8.30. Но я всегда говорил: обычно подобные сплиты, дробления акций – на руку инвесторам, так как цена зачастую не падает пропорционально. И две разделенные компании зачастую стоят дороже, чем стоила одна до разделения.

С другой стороны, что считать точкой отсчета. Можно допустить, что на самом деле нынешняя цена на бирже – нормальная, просто раньше акции LG стоили неадекватно дешево. И должны были стоить не 9-10 евро, а 15-17. Тогда нынешняя цена LG после 2 сентября – около 8 евро – выглядит нормальной. Поэтому все зависит от того, какую цену считать нормальной – ту, что была до 2 сентября, или нынешнюю.

В Dienas Bizness вы комментировали пример разделения LG, который назвали «скрытым делистингом», из-за чего институциональные инвесторы, которые по внутренним нормативам могут вкладывать только в публичные компании, будут вынуждены свои доли в Conexus продать. В итоге государство обратило внимание на эту недоработку в законодательстве?

Насколько я знаю, этот момент не оставлен без внимания – я говорил с FKTK, и с биржей. Кажется, все понимают, что реструктуризация LG — это, с одной стороны, специфический случай, о технических нюансах которого раньше не задумывались. И если бы не было опасений, что этот специфический случай может быть растиражирован, – может, и не стоило бы ничего менять в законах. Но так как такие опасения есть… Это действительно можно сравнить со скрытым делистингом. И тут нужно дорабатывать регуляцию.

Существуют экспертные мнения, что коммерческий закон необходимо уточнить, по многим аспектам. В том числе был разговор о том, что в случае такого разделения инвесторы, по нынешнему законодательству, не получают новые акции автоматически, а должны предпринимать какие-то активные действия, писать заявки на получение новых акций. Это в современном инвестиционном мире – какая-то аномалия. И законодатели этой темой озаботились. По поводу изменений в FITL – пока не слышал про какие-то намерения на этот счет, но думаю, там тоже нужны уточнения.

СТРАННОСТИ С LATVIJAS TILTI

Как можете объяснить историю с несостоявшимся уходом с биржи Latvijas Tilti? Cначала созывают собрание акционеров, чтобы голосовать за делистинг, потом – возбуждается дело об инсайдерской торговле, – после чего собрание акционеров решает с биржи не уходить.

Конечно, это странно. Обычно правление в компаниях, где главный акционер контролирует около 90% капитала, не созывает собрание без согласования. Теоретически можно предположить, что правление ставило вопрос об уходе с биржи без согласования с главным акционером, – но на практике я в это не верю. Значит, остаются другие причины.

Например, желание избежать дела об инсайдерской торговле?

Возможно. Но, думаю, знают об этом только акционеры LTT.