«Будущее завода неясно…» – новости с такими заголовками в последнее время публиковались о ситуации на Даугавпилсском локомотиворемонтном заводе (ДЛРЗ). NaudasLietas побеседовали с председателем совета завода, эстонским инвестором Олегом Осиновским. Его ответ: «Завод будет жить, обязательно. Вопрос лишь в том, будет ли он строить новую продукцию и быстро развиваться, – или будем по-прежнему заниматься ремонтом старой техники для восточных рынков.»


О слухах, которые распространялись недавно: «станки вывозят, людей сокращают, будущее завода неясно». Что можете сказать?

Вывозим ли станки? Нет, конечно. Инвестиции в завод не прекращались раньше, и не прекращаются теперь – мы вложили в ДЛРЗ около 20 млн евро. Так что никаких оснований говорить такое про станки – нет.

О сокращениях персонала – тут 2 момента. Первый – современное оборудование. За последние годы мы сделали огромные инвестиции в современный парк станков, где намного выше уровень автоматизации. Образно, там где раньше делались операции на 10 станках, теперь делаются на одном. Соответственно, вместо 30 человек, работавших в 3 смены на 10 станках, теперь работают 3 человека. Такие сокращения – процесс неизбежный. С каждым новым станком и технологией число людей уменьшается.

Вторая история с сокращениями – связана с санкциями: мы полностью потеряли заказы от ОАО «Российские Железные Дороги». Все еще присутствует частный российский сектор, но и этих заказов стало существенно меньше, по той же причине. И эта частичная потеря восточного рынка, безусловно, сказывается на числе рабочих, которое нам реально необходимо в данный момент. Чтобы сделать производство более гибким по расходам, большое количество процессов передали на аутсорсинг, другим компаниям Даугавпилса. В итоге у них число работников выросло, у нас уменьшилось.

За первые 3 месяца 2016 года около 40% оборота ДЛРЗ пришлось за счет частных заказчиков из России. Какие перспективы в этом сегменте?

Я бы сказал, эти объемы более-менее стабильны, но с негативным прогнозом. Сокращение будет идти. По разным причинам. Во-первых, политика. Во-вторых, слабый рубль не позволяет нам, с нашими зарплатами и ценами на энергию, конкурировать с российскими заводами ценой. Сегодня мы у российских коллег выигрываем качеством, поэтому к нам идут клиенты. Если коллеги в России подтянут свой уровень качества – число заказов из России у нас будет сокращаться.

Вернемся к кадрам. В 2014 году году на ДЛРЗ работало более тысячи человек, сейчас – около 550. До какого уровня будут сокращения?

Это зависит от того, сколько заказов мы получим от латвийских и западных клиентов. Например, если мы сейчас выиграем конкурс на поставку трамваев для Даугавпилса – это плюс около 100 работников, по сравнению с сегодняшним уровнем (в зависимости от того, сколько трамваев будет выбрано, сумма заказа может колебаться от 6 до 10 млн евро, – С.П.). А если бы мы выиграли конкурс на поставку 32 электропоездов для Pasažieru Vilciens (скандальный конкурс тянется с 2012 года, и его результаты уже дважды отменялись, – С.П.) – это еще плюс 300-500 рабочих мест, там ведь гигантский заказ. А если не будет ни одного, ни другого (заказа) – наверное, где-то на текущих уровнях останемся.

То есть новых сокращений не ожидается.

Мы делаем все, чтобы этого не случилось. И не только мы – правительство, мэрия, активно этим занимаются. Сегодня все хотят, чтобы завод развивался.

Вы упомянули мэрию города. Мэр Даугавпилса недавно сказал о ситуации на ДЛРЗ, что завод из-за низкого качества потерял крупный заказ. Что скажете?

Думаю, его неправильно услышали, или он неправильно сказал, – как раз высокое качество является визитной карточкой даугавпилсского производства. Поэтому цена на наши услуги ремонта и модернизации – несколько выше, чем у конкурентов в России и странах СНГ. И клиенты это принимают. Так что ничего мы не теряли.

Может, там имелся ввиду прошлогодний заказ Pasažieru Vilciens на модернизацию вагонов электричек, который не был выполнен в срок?

Там проблемы нет, часть поездов уже эксплуатируется, – «бегают». И вопросов по качеству там нет никаких. А насчет того, что не уложились в срок – там вина совместная, не только наша, но и заказчика. Долго шло утверждение проекта и т.д., конкурс изначально был составлен с ошибками. В итоге на работу времени осталось мало.

Что с западными рынками? Год назад руководство завода говорило, что результат будет виден в 2016-м году. Уже что-то видно?

Да, сегодня у нас много западных заказчиков, – шведы, немцы, и пр. Новые станки почти все работают в три смены.

По первому квартальному отчету предприятия массово объема заказов с Запада не видно.

Это по деньгам. Потому что мы сегодня делаем субподряды, запчасти, изделия. Загружаем свои станки работой, производим много – но продукция недорогая. Это логично: ты приходишь на новые рынки, где тебя никто не знает, – и чем ты будешь заинтересовывать? Конечно, только ценой. Более сложные заказы на ремонт/модернизацию от западных компаний у нас тоже были и есть, но пока не так много, как хотелось бы. Поэтому сейчас среди приоритетов ДЛРЗ – в том числе латвийские заказы. Надеюсь, в этом у нас с правительством Латвии и мэрией Даугавпилса полное взаимопонимание.

Еще 2 года работы с такими же убытками, как в 2015-м, и завод полностью «проест» собственный капитал. Реально ли переломить эту ситуацию с работой в минус?

Вопрос с собственным капиталом не так прост – там ведь не было переоценки активов. И завод, стоимость строительства аналогичного составила бы много более 100 миллионов евро, по балансу оценен очень дешево. Активы нужно будет переоценить до реальной стоимости.

А насчет убытков – да, никто не ожидал войны санкций, и что они отразятся на нас так быстро. В итоге, еще несколько лет назад, проводя инвестиционную программу обновления парка станков, мы рассчитывали параллельно работе на российском рынке создавать западное направление сбыта. Но в итоге оказалось, что это делается не параллельно, а вместо. И пока на Западных рынках мы делаем первые шаги.

Реально ли в этом году отработать по нулям или с прибылью?

Очень трудно сказать, это зависит от многих факторов. В том числе от трамвайного проекта. Если получим заказ на трамваи – будет реально выйти на прибыль. Если нет – постараемся выйти хотя бы в ноль.

Этот тот проект трамваев для Даугавпилса, который тянется уже несколько лет?

Да, тот самый.

Вы там планировали сотрудничать с россиянами.

Нет, с чехами. Проблема в том, что конкурс написан очень неудачно. Если провести аналогию с закупкой автомобиля, то требование было бы одно – 5 посадочных мест, и все. В итоге условиям конкурса соответствует и «Тата» за 900 евро, и Bugatti Veyron за миллион. В этом плане было трудно предлагать трамваи современные и хорошего уровня – они ведь дороже, чем устаревшие модели. Но и покупать последние городу тоже нельзя – технологически это был бы путь в никуда.

А с современной техникой нормального уровня в конкурсе есть только 2 предложения – наше и еще польское. И я надеюсь, что город решит эту дилемму в пользу более качественных трамваев. Пока же, по сути, сравнивается весь спектр самых разных производителей, с очень разными техническими показателями. Это как сравнивать яблоко и помидор.

Недавно писали, что Рига снова будет покупать низкопольные чешские трамваи. Не пытались там участвовать?

В правилах конкурса обычно пишут, что претендент уже должен обладать опытом по конкретному продукту. Если ты до этого ни одного трамвая не собрал – тебя даже не рассматривают. Поэтому первую партию обычно заказывает твой родной город, или, как в случае электропоездов – твоя страна, где твое предприятие знают. И если мы сначала построим трамваи для Даугавпилса – тогда, конечно, будем участвовать и в конкурсах в Риге.

Если получите заказ в Даугавпилсе – когда начнете строить, и когда закончите?

По условиям, поставить трамваи нужно будет в течение 8 месяцев с момента подписания договора. Надеюсь, сам конкурс должен завершиться в течение лета. Получается, последние поставки – до следующего лета.

На горизонте видны еще какие-то заказы от латвийских госпредприятий?

Сейчас идёт большой конкурс на поставку новых электропоездов для Pasažieru Vilciens. Мы там тоже очень заинтересованы выиграть. Совместно с крупным иностранным партнером, конечно. Надеемся, эти поезда будут собираться в Латвии.

Это тот самый скандальный конкурс на сумму в 153 млн евро, который уже много лет неудачно пытаются провести?

Да, тот самый.

Подытоживая: завод в любом случае не умрет.

Мы конечно не бросим предприятие, в который уже вложены такие деньги. Это ответственность перед людьми, перед городом, перед банками, – да перед всеми. Завод будет жить, обязательно. Вопрос лишь в том, будет ли он строить новую продукцию и быстро развиваться, на что мы ориентируемся, – или он будет по-прежнему заниматься ремонтом старой техники для восточных рынков.

В этом и есть главная причина болезненной ломки ДЛРЗ: мы постепенно уходим от восточного рынка на запад. Пока еще больше занимаемся ремонтом старой советской техники. А хотим строить новые трамваи, новые вагоны, локомотивы.

В сообщении для биржи руководство ДЛРЗ заявило, что слухи о неясном будущем завода – это происки каких-то политиков. Вы в курсе, о чем это?

Да. Это регулярно повторяющаяся история, перед каждыми выборами, когда оппозиция пытается использовать темы проблем на больших предприятиях. Им сейчас надо показать, что все плохо, чтобы люди увидели в них борцов за права трудящихся.

Кроме того, если в прессе постоянно пишут, что заводу плохо, банки и прочие кредиторы начинают нервничать, и это тоже не улучшает ситуацию на заводе. Поэтому у них позиция – чем хуже у нас, тем лучше для них. Чем больше людей сократят, чем ниже у них зарплата – тем больше у этих политиков электорат. И так каждые 2 года. Уже привыкли.

В отчете ДЛРЗ за 2015 год написано, что в 2016-м запланирован «большой рост оборота». Из нашего разговора я делаю вывод, что этот большой рост будет актуален только в случае, если вы выиграете в конкурсах Даугавпилса или Pasažieru Vilciens.

Да, именно так. Мы надеемся, что эти заказы получим.

И вы ощущаете, что государство вас в этом поддерживает?

Мы видим, что государство серьезно занимается поддержкой местного производителя. Надеюсь, результат увидим довольно скоро.