Литовским акционерам Latvijas Balzāms (BAL) стоит объединить усилия, и добиваться лучшей цены, нежели предложенные в рамках откупа 9 евро. К этому на страницах деловой газеты Verslo Žinios призвал Глава литовской ассоциации инвесторов Витаутас Плункснис. О причинах – в интервью NaudasLietas.lv


Судя по вашим комментариям в литовской прессе, вы откупом BAL по 9 евро за акцию не очень довольны. Это так?

Ну, это вопрос философский. По сути, людей, у которых сейчас есть акции BAL, этим откупом ставят в тупик. С одной стороны, если мелкие акционеры вместе продадут главному акционеру BAL — Amber Beverage Group — 3% акций за 9 евро… Тогда остальные миноритарии смогут продать свои акции уже по балансовой цене, около 11 евро, согласно норме латвийского закона, где говорится о «сквизауте». И тут получается дилемма: если ты видишь, что все вокруг продают по 9 евро – тебе выгодней подождать, и не продавать. Но если все будут так рассуждать, и никто не согласится продавать по 9 евро – тогда это логика большего выигрыша не сработает.

И если откупа не произойдет – все помнят, что еще недавно эти акции на бирже стоили 3 евро. И все помнят, почему: BAL постоянно одалживала деньги своему главному акционеру, структурам S.P.I.. А маленьким акционерам в виде дивидендов ничего не доставалось.

В итоге, перед акционерами – серьезная дилемма. А сторона, объявившая откуп – у нее более сильная позиция, нежели у миноритариев.

От имени литовской ассоциации инвесторов вы призвали миноритариев BAL объединяться, чтобы стараться получить более высокую цену. Что именно вы бы посоветовали делать?

Всем понятно, что в случае первого успешного откупа по 9 евро следует повышение откупной цены до 11 евро. На мой взгляд, всем мелким акционерам стоит дружно договориться об одном: не продавать по 9 евро, и выйти к главному акционеру BAL с общим предложением. Суть его проста: правильная цена акций – около 11 евро, и давайте не играть в разные игры. С точки зрения масштабов группы S.P.I., там не такая уж большая экономия. Они могли бы предложить эту балансовую цену, и тогда многих вопросов к ним бы не было.

Если все решат не продаваться, и откуп не состоится – Amber Beverage Group может пойти на принцип, и отказаться от дальнейших переговоров. Нет, так нет. И тогда, как вы сами пишете, миноритарии останутся у разбитого корыта.

И такое не исключено. Но Amber своими действиями показал, что эти акции BAL им нужны. Ведь все время выводить прибыль, одалживая деньги связанным структурам – это тоже не решение. Им было бы лучше выкупить акции BAL хоть на все 100%, и платить себе дивиденды. И вопрос был бы закрыт навсегда.

Вы видели, что было с Venstspils nafta после откупа: структура капитала оптимизируется сразу. То же самое могло бы произойти и в случае с успешным откупом BAL. Но мне очень трудно сказать, сколько вообще активных акционеров есть в BAL. Все же это старая компания, она давно на бирже, и большая часть мелких акционеров могла давно забыть про свои акции.

В нулевом регистре Центрального депозитария находятся около 3,4% акций BAL – их можно назвать «забытыми». Остается около 6,4% на банковских счетах миноритариев, часть из которых наверняка тоже «забыты». Большой вопрос, реально ли собрать 3%.

Да, это вопрос. Пока что я вижу, что литовские инвесторы BAL в этом вопросе довольно пассивны. На призыв ассоциации отозвалось всего несколько миноритариев.

Но это и вопрос для S.P.I., что они будут делать, если этот откуп не состоится. Могут сделать какое-то новое предложение, или повысить цену. Иначе получается странное отношение к мелким акционерам: если одни продадут 3% по 9 евро, то остальные смогут продать уже по более высокой балансовой цене.

Насчет пассивности литовских акционеров. Год назад вы говорили, что среди них «BAL не особо любима, в отличие от OLF”.

Да, это так. Я не спрашивал, сколько акций BAL у тех миноритариев из Литвы, которые на нас вышли. Кроме того, те из них, кто покупал еще по 3 евро – сейчас на бирже для них все еще хорошая цена, чтобы продаться.

Как глава ассоциации, вы говорите, что нужно бороться за лучшую цену. Но как частный инвестор, если бы вы купили BAL по 3 евро – разве не продали бы по цене около 9 евро на бирже?

Если бы покупал по 3 евро несколько месяцев назад – да, я бы наверняка уже продал.

Получается противоречие. Инвестору разумно фиксировать хорошую прибыль, — но, в том числе с точки зрения развития рынка, стоило бы побороться.

Эта проблема будет всегда. У литовской ассоциации аналогичный вопрос был актуален во время откупа акций производителя удобрений Lifosa, где главным акционером тоже был концерн из России, – «Еврохим». Там тоже была ситуация: если ты присоединяешься к группе миноритариев, и подаешь в суд – будешь тратить время, нести какие-то расходы. И не факт, что в итоге выиграешь. А те миноритарии, которые ничего не делают – в случае успеха получают за свои акции ту цену, за которую боролись другие. Или могли просто продаться на бирже.

Этот вопрос, – нужно ли что-то делать для развития своего рынка, – всегда будет актуален. И всегда будут люди, которые захотят, чтобы всю работу за них сделал кто-то другой – литовская ассоциация, регулятор, кто-то еще. Но в случае с BAL у миноритарных акционеров было бы гораздо меньше вопросов, если бы компания не одалживала прибыль главному акционеру, а честно распределяла дивиденды на всех. Фактически предложенная ими цена в 9 евро за акцию – близка к объему средств, которые компания одолжила главному акционеру.

При желании я смог бы доказать, что даже балансовая цена, около 11 евро за акцию – это сравнительно немного для такой сильной брендовой компании, которая является лидером в балтийском регионе. Такой бизнес должен стоить дороже, чем 9 или 11 евро за акцию. Должен, если бы не одно но: BAL не стоит дороже, потому что главный акционер делает то, что делает.

При этом я не вижу логического объяснения, для чего главный акционер держит компанию на бирже. Если бы они хотели привлечь капитал – компания уровня S.P.I. с большей вероятностью пошла бы на Лондонскую биржу. Я также понимаю позицию тех миноритарных акционеров, которые решили продать свои акции на бирже, когда цена приблизилась к 9 евро. Это нормально и логично, с точки зрения личных интересов. Каждый инвестор должен делать то, что лучше для него, и не рисковать своими деньгами ради того, чтобы рынок развивался. Это решение индивидуальное – защищать свои права, или голосовать ногами.

В Латвии на тему откупа акций BAL газеты ничего аналитического не писали, а в Литве деловая пресса – пишет, и публикует в том числе и ваш комментарий. Их так интересуют латвийские акции?

Просто мы в литовской ассоциации активно рассылаем пресс-релизы. У журналистов есть много тем, которые их интересуют, в мире и в Балтии. А тема, когда ты на балтийских акциях можешь заработать, а можешь и не заработать, – она всегда интересная. Но ее кто-то должен объяснять.

Журналисту, которые не специализируется на биржевой тематике, пришлось бы потратить больше времени, чтобы вникнуть. Поэтому мы проактивно работаем со всеми эмитентами: если что-то интересное происходит – стараемся через СМИ объяснить людям, что они могут делать, и каковы могут быть результаты. И журналисты знают: у нас в ассоциации нет скрытых конфликтов интересов – мы всегда поддерживаем права миноритариев.

Ваш прогноз, чем завершится история с откупом BAL?

Я бы воздержался, слишком много неясного. Например, непонятно, почему в откупе решили поставить планку в 3%. Наверное, в этом есть какая-то логика – и почему-то они верят, что наберут 3%. Но за результат я бы не поручился.

Год назад вы говорили, что самая любимая латвийская акция среди литовских инвесторов – Olainfarm. После откупа акций Ventspils Nafta самой любимой бумагой разве не стало Latvijas kugniecība – тоже с надеждой на откуп?

И да, и нет. Для наших долгосрочных инвесторов Olainfarm остается акцией номер один в Латвии. Все ожидают, что скоро должна возобновиться политика выплаты дивидендов, которая была прекращена пару лет назад из-за ситуации в России.

В свою очередь, те, кто заработал на откупе Ventspils Nafta – да, им интересно, что будет с пароходством. Но там ситуация сложная. Если бы я там был главным акционером, и потерял бы около 10 миллионов евро из-за откупа акций VN по более высокой цене, – постарался бы никаких больше откупов акций других латвийских компаний не предлагать.

Почему? Ведь в случае «Пароходства» такой переплаты по балансу не предвидится.

Переплаты – нет, но все равно можно пытаться скупить эти акции дешевле. Или выпуск дополнительной эмиссии – тоже вариант. Кроме того, 10% компании все еще принадлежит государству. В общем, ситуация с гипотетическим откупом в «Пароходстве» – более сложная, чем в случае с Ventspils Nafta. Я бы не ставил на то, что они в ближайшее время будут делать откуп. Хотя, если в результате допэмиссии главный акционер будет контролировать 50% акций или более – ему придется объявлять откуп. Но я бы на этот сценарий пока не ставил.

Какие еще латвийские акции кажутся интересными литовским инвесторам?

Еще есть серьезная компания Grindeks. Но тут снова вопрос, нужна ли им – вот в этой точке развития, — биржа, дополнительный капитал. С одной стороны, сам по себе Grindeks – очень хорошая компания. Но на данном этапе своего развития они не очень дружественны в отношении маленьких акционеров. Это видно и по решению Регулятора, который констатировал, что контролирующие Grindeks акционеры должны были объявить откуп акций, – но так и не сделали этого.

Особенно эта разница в отношении видна в сравнении с Olainfarm. И если бы раньше все литовские инвесторы сказали, что Grindeks – это хорошее большое предприятие, то сейчас большинство предпочтет инвестировать свои деньги в акции OLF.

Что-то еще?

Из других компаний, очень хороший эмитент – Latvijas gāze. Сейчас все ждут, как реализуется третий энергетический пакет, и как компания будет разделена. Обычно на таких ситуациях можно заработать. А пока акционеры ждут, они получают весьма хорошие дивиденды. Так что, GZE, OLF, LASCO – это, пожалуй, главные позиции литовских биржевых инвесторов в Латвии.