«Пока есть ощущение, что рынок цен на нефть бежит впереди китайского паровоза. Пусть этот паровоз сперва приедет…» – говорит председатель правления INVL Asset Management Андрей Мартынов. О мировом контексте и местных инвестиционных идеях – в интервью NaudasLietas.lv


Надежды на пароходы

В прошлом году индекс OMX Riga вырос почти наполовину — на 45,66%.

Да, и мы знаем почему – в первую очередь спасибо Ventspils Nafta.

Какие прогнозы на 2016 год – наш рынок вырастет, или упадет?

Если говорить о главных драйверах роста, которые теоретически возможны – это ожидания «байаутов», которые сложились у участников рынка в отношении Latvijas kuģniecība и Latvijas balzāms. Если это произойдет, рост по этим бумагам мог быть составить десятки процетов. И это потянуло бы весь рынок наверх.

Еще я позитивно смотрю на тему фармацевтики. Да, сейчас на восточных рынках сложные времена, и проблемы в России и на Украине хорошо известны. Но средне- и долгосрочно – на 3-10 лет – я смотрю на Olainfarm позитивно. И даже текущие сложности – это всегда возможности для одних, и потери для других.

Насчет ожидания откупа акций Latvijas kuģniecība и Latvijas balzāms в 2016 году – на чем оно основано?

Тут я говорю о консенсус-мнении участников рынка.

Местных трейдеров?

И их в том числе.

Так ведь консунсус-мнение местных трейдеров не верило в откуп акций VN по 4,56 евро – до того момента, пока эту цену не назвали в FKTK. Стоит ли полагаться на такой консенсус, зная, что сами эмитенты ничего такого не говорят?

Я не полагаюсь. Но рассмотрим вариант с Vitol, опосредованно почти контролирующего Latvijas kuģniecība. Своим откупом акций VN они показали, что биржа им не нужна. И я не нашел информации, что в международном холдинге Vitol есть другие компании, которые торговались бы на биржах. Видно, что эта группа – довольно закрытая. Да, до откупа VN можно было бы анализировать разные сценарии, и гадать, нужен ли им рынок капитала, или нет. Но теперь они, на мой взгляд, ясно подтвердили свое отношение к публичному рынку.

И второе соображение – появление в LASCO нового активного акционера, который, скупая большие объемы акций, не состязался за них с крупнейшим акционером. Обычно в таких ситуациях какая-то состязательность все же должна быть, но тут мы ее не видели. Все было спокойно и мирно.

Намекаете, что эти акционеры обо всем договорились?

Не буду делать таких заявлений. Но если это так, то попытка стерилизации фрифлота, шаги в сторону снижения стоимости потенциального байаута – это все логичные шаги до откупа. Со стороны кажется, что байаут – это только вопрос времени. Когда он может наступить, пока неясно. Так же до конца неясно, по какой цене будет эмиссия LASCO – те 40 центов за акцию были названы просто как средневзвешенная биржевая цена за год. И это как раз та цена, до которой второй активный инвестор брал акции на рынке.

Но тут нужно осознавать, что на любом этапе этот процесс (байаута) может остановиться, не развиться, или прекратиться по каким-то причинам. Или отложиться на годы. Этот риск существует. Но и премия за риск серьезная – в случае откупа акций по последней актуальной балансовой цене, даже в случае новой эмиссии, потенциал роста LASCO мог бы составить 30-40%. Но тут считать точно сложно: пока слишком много переменных.

 

«Бальзам» и пол-стакана

А на чем основывается предположение, что возможен откуп Latvijas balzāms?

На самом деле это ожидание возникло не вчера, и не год назад. Мне уже лет 10 кажется, что «бальзаму» нет особого смысла быть на бирже. Напомним азы: биржа – это рынок капитала. И компании, у которой около 90% акций принадлежит одному акционеру, и которая не планирует привлекать акционерный капитал, биржа по сути не нужна. Индикация, которая снова актуализировала эту тему – то, что Amber Beverage Group после многолетнего перерыва неожиданно докупила акций LB.

Можно назвать половину латвийских эмитентов, которым по такой логике биржа не нужна – там есть де факто контролирующий акционер, и нет интереса привлекать капитал.

Но случай LB – это все же международный инвестор, и международный бизнес. Что предполагает некоторую широту взглядов. И зачем им нужна биржа – я не вижу таких причин, кроме разве что вопросов раскрытия информации. Но этот аспект у LB хромает, а вопрос конфликта с недовольными миноритариями – становится публичным, и вредит репутации группы.

Причина нахождения на бирже может быть простой – инвестор не хочет тратить около 8 миллионов евро на откуп 10% акций. Как когда то в схожей ситуации сказал Киров Липман – «у меня нет таких денег!».

Если бы мы обладали достоверной информацией, насколько эта сумма значима для контролирующего акционера LB в данный момент – было бы проще делать выводы. Но учтем: LB – прибыльный бизнес, который интегрирован в активности группы S.P.I. Сделать его убыточным легальными методами довольно сложно. Значит, если не делать байаут в 2016 году, то в 2017-м он обойдется дороже, а в 2018-м – еще дороже. Ведь балансовая стоимость генерирующей прибыль компании будет только расти. Я не говорю, что это достаточная причина ждать откупа в 2016-м году. Конечно, нет. Но то, что это может случиться в будущем – вполне логично.

А тот факт, что Amber Beverage Group прекратила скупку акций LB, как только их доля почти достигла отметки в 90%, при достижении которой любой миноритарий мог потребовать откупить его акции по балансовой стоимости, – это разве не свидетельство того, что откупа там не хотят? По крайней мере – не сейчас?

Это как со стаканом. Который то ли наполовину пуст, то ли наполовину полон. Вспомним: до откупа VN никто ведь тоже не думал, что это может произойти. Но, конечно, все текущие рассуждения про LB – гадание ка кофейной гуще. Никаких четких индикаций, как что там будет происходить, нет.

На ваш взгляд, покупка LB по 6 евро, в надежде на откуп по 10,58 евро – стоящая инвестиция, с учетом риска?

Может, текущая цена около 6 евро – несколько дороговато. Но рынок считает эту тему интересной – поэтому мы и видим 6 евро. Хотя, если в течение года ничего не произойдет, часть инвесторов начнет сомневаться, и примется продавать свои акции, – с учетом низкой ликвидности будет серьезная коррекция. Возможно, тогда их стоит подбирать.

Соглашусь, что тема интересная. С поправкой, что если рынок в теме разуверится – снова можем увидеть BAL и по 5, и по 4 евро.

Согласен. VN взбудоражила умы, и цена LB выросла существенно.

На ваш взгляд, есть ли у недовольных миноритариев LB перспективы добиться откупа их акций в судах?

Перспективы есть всегда, но четких индикаций – какой-то юридической практики – в этих вопросах в Латвии нет. Это можно сравнить с перспективой открытия Америки до ее открытия – могли открыть, а могли и не доплыть. Но конфликты с минориатриями – это для главного акционера в любом случае дискомфорт.

В целом я считаю, что немного «бальзама» в инвестиционном портфеле всегда стоило держать. Конечно, если бы не было примера байаута Ventspils Nafta… Это повлияло на настроения не только инвесторов, но и, думаю, многих контролирующих акционеров тоже. И этот шаг LB «докупить почти до 90% акций» – возможно, как раз следствие примера VN. Мол, если есть возможность взять на рынке дешевле балансовой стоимости – почему бы этого не сделать.

 

и другие идеи

Какие еще есть инвестиционные идеи в Латвии?

Мне традиционно нравится Latvijas gāze. Сейчас вот она подросла до 10,30 евро, и, думаю, потенциал этим не исчерпывается. Тут мне кажется интересным процесс либерализации рынка. Не могу сказать, что грядущее разделение компании однозначно приведет к удорожанию, но в Балтии такие сплиты зачастую были с премией для инвесторов. Так было и с литовским энергетическим хозяйством.

Какие идеи по Балтии?

Один из вариантов – Siauliu bankas: по цене ниже 30 центов можно брать. Во-первых, не стоит сбрасывать со счетов варианты, что их кто-то купит для развития банковского бизнеса в Балтии – тот же Citadele своих амбиций не отменял. А теперь учтем: банковский рынок Литвы – как латвийский и эстонский, вместе взятые. Заходить туда с нуля – это потратить 10 лет, и неизвестно с каким результатом. Покупка Siauliu в этом контексте – логичный вариант быстро занять долю рынка. Конечно, сейчас, когда провалилось IPO Citadele, говорить об этом уже не так интересно. Но могут быть и другие покупатели. Да и сам по себе банк – с хорошими показателями.

Другие варианты – все, что связано с литовским энергетическим сектором. В том числе новый эмитент ESO, где литовское государство контролирует бизнес… Уж оно себя не обидит. Дивидендная политика – стабильная. И мне кажется, что быть миноритарием в этой и других энергетических компаниях Литвы – вполне комфортно.

 

Причин для коррекции – достаточно

С начала года ведущие мировые индексы переживали рекордное падение, но по Балтии этого не заметно. У нас тут совсем закрытый прудик?

Просто в Балтии инвесторы, даже если захотят, зачастую не могут так легко распродаться – в отличие от Америки и Европы. Может, у нас и нашлись бы инвесторы, который были бы готовы потерять 3-7% от свои активов, но чтобы выйти из них полностью. Но все понимают: если начнешь массово продавать… Тот те BAL показал: купили всего полпроцента акций – и подняли цену на бирже в два раза. А если бы кто-то сейчас решил схожий портфель BAL продать – возможно, падение тоже было бы вдвое.

Так что наша оторванность от мировых тенденций – это показатель неэффективности местного рынка. Инвесторы, которые хотели бы выйти, понимают: тут не Америка, и потери при выходе с большим объемом будут огромные. Тут все – заложники своих позиций.

Какие ожидания от рынков акций Европы и Америки в этом году?

Однозначного ответа нет. Китай на мировую конъюнктуру влияет, однозначно. И там сейчас больше опасений, чем позитива. Америка, на мой взгляд, все еще на достаточно высоком уровне, серьезной коррекции она не пережила, и бычий тренд пока не сломлен. И денег там еще достаточно, ликвидность хорошая, несмотря на первое повышение ставок.

С другой стороны, это как насморк – если не заболел им сейчас, рано или поздно это все равно случится. И коррекция в Америке рано или поздно будет. В этом ли году – вопрос. Причин для коррекции уже достаточно. А с другой стороны, ликвидность там пока высокая, и эти деньги нужно где-то размещать, а рынки акций – один из вариантов. Итого: в интересное время живем, год наверное будет сложным. Взять тот же скандал с Volkswagen – европейские рынки только на одном этом факторе серьезно откатились вниз.

В пенсионных фондах INVL Asset Management ваш настрой – заходить в акции сейчас, на локальных минусах, или ждать и придерживать кеш?

Это мнение может поменяться, но в конце прошлого года мы придерживали кеш, и не пожалели об этом. Сейчас – думаем, заходить или ждать. Раньше или позже заходить придется, свободные деньги все же нужно размещать.

Нефть: играть или нет

Читая Bloomberg, есть ощущение, что большинство инвесторов сейчас следят за ценой нефти, в том числе думая на этом сыграть, если случится отскок.

Тема интересная. Сейчас нефть – это один из главных индикаторов ситуации в экономике Китая, корреляция между этими двумя показателями очевидна. Влияние Китая на другие commodities все же менее выражены.

Есть идеи сыграть на отскоке, конкретные уровни? Мол, если баррель упадет до 15 долларов – пора заходить?

Такого точно нет. Более того, если баррель действительно упадет до 15 долларов – тогда, как раз, брать уже может и не стоит. Потому что это уже будет признак реального катаклизма в мировой экономике. Не хочу претендовать на роль оракула, я пока вне этого рынка, и в нефтяную идею – чтобы сейчас входить в какие-то нефтяные активы, покупать Россию или отдельные нефтедобывающие компании, – сейчас в это не верю.

Предыдущее падение цен на нефть в 2009 году было довольно краткосрочным: цены серьезно просели, все испугались, а потом цены отскочили – и все выдохнули. Если исходить из того опыта, то брать нефть стоило уже когда она упала до 40 долларов, и тем более сейчас, когда она стоит 30 долларов за баррель. Но, с другой стороны, нынешние низкие уровни могут быть сравнительно надолго. И пока не ясно, каким в этом году будет рост экономики Китая, делать выводы сложно. Если там будет негатив по экономике – ждать позитива по нефти сложно.

Хотя, в более длительной перспективе для поддержания объемов добычи нефти нужны инвестиции, а при нынешних уровнях цен об инвестировании в добычу уже мало кто говорит. Пока есть ощущение, что рынок цен на нефть бежит впереди китайского паровоза. Пусть этот паровоз сперва приедет, и тогда станет видно, насколько он плох или хорош. Плюс посмотрим, как повлияют дополнительные нюансы: Иран, который выходит на рынок нефти, стратегические запасы в Америке, и т д.

Поэтому я не смотрю на цену нефти – 30 там долларов за баррель, или 20. Важнее смотреть, что происходит в экономике.