В последнем квартальном отчете AS Latvijas kuģniecība говорится, что правление будет рекомендовать акционерам привлечь новый капитал, и случиться это может в первой половине 2016 года. Один из местных биржевых аналитиков на условиях анонимности согласился поделиться своими соображениями о том, как это может быть.


Если говорить о сценарии новой эмиссии акций, тут два основных варианта. Первый – хороший для нынешних акционеров – если в результате SPO влияние на акционерный капитал будет минимальное, а на собственный капитал – большое. Как это планировалось в примере с IPO Citadele. Но я опасаюсь второго – обратного – варианта: с большим влиянием на акционерный капитал. Проще говоря, это когда эмитируют много дешевых акций, сильно размывая нынешнюю структуру акционеров.

Сейчас акции LSC – с номиналом в EUR 0,3 евро. Предположим такой вариант: компания выпустит акции аналогичного номинала, плюс эмиссионная наценка – допустим, 8 центов. Итого, разместит их по 38 центов за акцию. Во-первых, это сразу ударит по цене акций на бирже. Прибыль предприятия в будущем уже придется делить на большее число акционеров и акций. Во-вторых, сильно уменьшится их балансовую стоимость. И в третьих, это сильно разбавит доли нынешних акционеров в капитале, если только те не подпишутся на новую эмиссию.

При этом, одно дело, если бы привлеченный капитал планировалось направить на покупку новых судов и развитие бизнеса. Тогда цена акций могла бы и не упасть. Но в данном случае речь о том, чтобы направить эти средства на погашение банковских займов, которые пароходство должно вернуть в 2016 и 2017 годах.

В аудированном отчете LSC за 2014 год говорится, что в 2016 году компания должна вернуть банкам 59,1 млн долларов, а в 2017 – 132,1 млн долларов. А в аналитическом обзоре LHV по этому поводу говорится, что сумма нового привлекаемого капитала для таких целей может составить 100 млн евро и выше.

Предположим, компания решит привлечь 100 миллионов евро – и для примера рассмотрим вариант «много дешевых акций», – по 38 центов на акцию. Чтобы собрать 100 миллионов евро, нужно выпустить 263,2 млн новых акций. С учетом того, что сейчас акционерный капитал компании состоит из 200 млн акций, после такого SPO число ценных бумаг вырастет более чем вдвое, и достигнет 463 млн акций.

В рамках этого сценария, собственный капитал увеличится на 100 млн евро. Если отталкиваться от данных за третий квартал (если с этого момента он не изменится), но после эмиссии он составит около 241 млн евро. И балансовая стоимость одной акции будет уже не 70 центов, как сейчас, а 52 цента.

Тут важный вопрос в том, кто будет эмитированные акции покупать. На мой взгляд, самый вероятный вариант – закрытая эмиссия, только для нынешних акционеров, – как это было во время закрытой эмиссии Latvijas krājbanka, когда прежние акционеры могли приобрести новые акции пропорционально количеству имеющихся у них ценных бумаг. И тут можно сказать, что те акционеры, которые подпишутся на «дешевую» эмиссию, – останутся при своих. А те, кто откажется, после эмиссии окажутся с подешевевшими акциями на руках. И лично я сомневаюсь, что то же государство, сегодня контролирующее 10% от LSC, будет готово увеличивать свою позицию и покупать новые акции. И тогда свои доли в капитале LSC увеличат те, кто на эмиссию подпишется.

Думаю, такой сценарий был бы выгоден нынешним крупнейшим акционерам – Ventspils Nafta и г-ну Фагиоли. Ведь чтобы увеличить свои доли, им не обязательно покупать акции у нынешних акционеров, – можно выпустить новые акции и купить их. И если говорить об этом гипотетическом варианте, то 10% пакет государства, которое вряд ли будет участвовать в эмиссии – сократится более чем двое, примерно до 4%.

Конечно, этот гипотетический вариант эмиссии «множества дешевых акций» – не единственный. Теоретически не исключен вариант, что эмиссия – это «мало дорогих акций». Но я в него не особо верю: нынешним крупным акционерам он не был бы так выгоден, как первый. Особенно с учетом того, что Euromin недавно дорого заплатил за откуп акций Ventspils Nafta – и теперь у них может возникнуть логичное желание отыграться на пароходстве по максимуму, снизив и доли миноритариев, и цену будущего откупа.

Так что недавний оптимизм рынка, когда цена LSC в надежде на откуп доходила до 65 центов, – он, мне кажется, был излишним. Лезть туда не стоило. А теперь, если обладатели серьезных портфелей решат быстро распродать их на бирже – сделать это будет сложно. Ликвидность невелика, и цены в результате распродажи могут рухнуть и до 45 центов, и до 40.