Эпопея с продажей и объединением Lattelecom и LMT, конфликты на Latvijas balzāms, суды с Grindeks и Euromin, (не) приход новых компаний на First North… Портал Naudaslietas.lv напоминает о значимых для местной биржи событиях, которые будут (или могут быть) актуальны в 2016-м году.


Lattelecom, LMT и биржа

Эпопея с продажей госдолей капитала Lattelecom и LMT тянется уже более 10 лет – скандинавская TeliaSonera вела переговоры еще с правительствам Репше и Эмсиса в 2004 году, потом – с правительствами Калвитиса в 2005-м и Годманиса в 2007-м…

Очередное предложение – об объединении компаний LMT и Lattelecom, – сделано правительству Страуюмы в начале декабря, и шведо-финский концерн TeliaSonera готов ждать ответа до 22 февраля 2016 года, при условии, что государство до 22 января сообщит о выбранной стратегии и наиболее предпочтительном сценарии сделки, а также начнет переговоры. Все три варианта сделки предусматривают объединение, только в разных формах – либо государство выкупает доли TS, либо продает свои, либо – объединение компаний с нынешними долями.

О возможном IPO двух компаний в данном контексте пока не было сказано ни слова. Хотя ранее такая возможность политиками не исключалась, но вряд ли в этом заинтересован концерн TS. Возможно, больше ясности появится в наступающем году.

Правда, вникать в эту долгоиграющую историю придется уже новому правительству

Latvijas balzāms: конфликт уйдет в СМИ?

Миноритарные акционеры LB уже давно были недовольны тем, как распоряжается прибылью компании главный акционер – S.P.I. Group (c 24 октября 2014 года – Amber Beverage Group). В последний раз компания платила дивиденды в 2007 году, и то символически – по 2,4 сантима за акцию. Позже – перестала «делиться» вовсе, объясняя это то кризисом, то политикой концерна S.P.I., которому LB из года в год одалживает львиную долю прибыли.

Последней каплей стала история с приобретением SIA Daugavgrīvas 7, у которой сумма долгов больше чем активы, и которая ранее была связана со структурами S.P.I. В итоге наиболее активные миноритарии проголосовали против такой сделки, и намерены судиться. Вряд ли в 2016 году мы увидим завершение этой истории: иски против объединения LB и D7 в суд еще не поданы, а в случае обжалований затянуться процесс может на 3-5 лет.

Но не исключено, что в следующем году эта история попадет в СМИ – и тогда руководству LB придется объясняться публично.

Grindeks: первый суд в феврале

О том, что семье Липманов на самом деле принадлежит более половины акций Grindeks, сам Киров Липман признался еще в 2014 году, разоткровенничавшись в эфире LTV.

Но одно дело – слова, и другое – расследование FKTK, в результате которого в ноябре 2014 года было констатировано: Киров Липман и его сын Филипп согласованно контролировали более 50% капитала Grindeks, не объявив при этом положенный по закону откуп акций у миноритариев. Вердикт FKTK: обоих акционеров – оштрафовать, и обязать их объявить откуп. И, конечно, это решение было тут же оспорено в суде.

Рассмотрение дела состоится уже скоро – 16 февраля 2016 года. Впрочем, вряд ли на этом все закончится: в случае дальнейших обжалований, до окончательного результата может пройти еще несколько лет. Тем временем цена GRD на бирже (около 5 евро) – в два раза ниже, чем цена откупа, случись он сейчас (11,31 евро).

Ventspils Nafta: иск пока не принят

Еще одно судебное разбирательство намечается по делу откупа акций VN, за которые Euromin заплатил по 4,56 евро за штуку – а хотел платить по 3,12 евро. Однако в FKTK посчитали, что правильная цена, согласно закону о рынке финансовых инструментов – именно 4,56 евро.

Правда, 24 ноября административный окружной суд не принял иск Euromin против FKTK с требованием возместить 10 млн евро, – не были правильно оформлены документы. До 22 января у Euromin есть время, чтобы подать иск заново.

Чем интересен данный случай – в результате станет окончательно ясно, нужно ли в расчете цены откупа учитывать неконтролируемые концерном миноритарные доли в дочерних компаниях. В FKTK указывают, что строго по букве закона – это нужно делать, и прецеденты уже были (откуп Staburadze). В Euromin же говорят, что это противоречит стандартам международной бухгалтерии и европейским директивам.

Точка в этом вопросе – важна на будущее. Ну а те, кто в результате откупа продал свои акции VN за 4,56 евро, в любом случае могут не волноваться.

First North: ждем-с

C 2011 года в балтийском биржевом списке First North (FN) появились всего 4 компании, одна из которых – пришедшая на рынок первой Goldinvest Asset Management – впоследствии с биржи ушла. И если латвийские эмитенты FN так и не заинтересовали местных трейдеров, то оборот торгов акциями литовского крематория K2 LT за полгода достиг 230 тысяч евро (с ростом цены на 34%) – весьма серьезно для данного списка.

Появятся ли в Латвии новые эмитенты хотя бы в списке FN, – раз уж с основными биржевыми списками пока не срастается? Осторожно-оптимистичен в сентябре был представитель LHV Bank Ивар Бергманис: “Уверен, что многие предприятия сейчас изучают такой вариант. Думаю, новые эмитенты будут в течение 12-18 месяцев, если совпадут прочие факторы.”

С другой стороны, подобные надежды местные эксперты озвучивают чуть ли не каждый год, говоря, что «есть 2-3 компании, которые изучают вопрос выхода на биржу». Реализуется ли этот интерес, или нет, – увидим в наступающем году.