После неожиданного заявления, что Citadele уже до конца года проведет IPO и начнет котироваться на биржах Риги и Лондона, у Naudaslietas возник ряд вопросов к председателю правления AS Citadele Гунтису Белявскису. На многие из них он ответить не может – но и не задать их было нельзя.


Дивиденды: без обязательств

Руководство Citadele сообщило, что будет эмиссия акций категории B – правильно ли понимаю, что у них не будет права голоса?

Не будут комментировать, потому что тут должен быть юридически корректный ответ.

А вы юридически корректный ответ дать не можете?

Я могу выбрать неверную формулировку, и тогда это повлияет на инвесторов. Тут важно не ляпнуть.

Разве варианты ответов не простые – или с правом голоса, или без?

Не все так просто. Например, может быть уменьшенное право голоса.

Принято. Тогда инвесторов интересуют дивиденды. Собирается ли Citadele сформулировать внятную дивидендную политику на будущее?

Нет.

То есть никаких обязательств тут не будет?

Нет.

Может, хотя бы намерения?

На данный момент нет конкретных намерений насчет дивидендов, которые менеджмент готов огласить. На данный момент наша политика – вкладывать больше ресурсов в развитие банка.

И на момент IPO это не будет конкретизировано?

Когда проспект IPO выйдет, там все будет видно. Очень важно не выдавать публично детали проспекта, кроме тех, что мы решили выдать на данный момент. Поэтому пока такие «тупые» ответы получаются.

Цена: это уже не тот банк

Было заявлено, что в ходе IPO вы хотите привлечь до 115 миллионов евро. Какой это может быть процент от общего акционного капитала?

Это будет зависеть от цены, а ее определит рынок. Коридор цен будет опубликована перед тем, как начнется собирание заявок на IPO. Пока эта информация недоступна.

И все же, есть предположения насчет того, какую долю Citadele получат новые инвесторы?

Ну, капитал Citadele по последнему отчету за полгода – примерно 156…

156,5 миллионов евро

Да. И мы хотим привлечь 100-115 миллионов, в зависимости от ситуации. Если это удастся, все можно вычислить.

Не совсем так: доля будет зависеть от цены акций – ведь не обязательно вы продадите акции по номиналу.

Конечно, но тут никаких заявлений сегодня нет и не будет. Такие условия IPO.

Когда государство продавало 75% Citadele, эксперты говорили, что продать акции по номиналу – это была бы большая удача. В итоге банк продали примерно за 0,6 цены капитала. Какие оценки вам кажутся актуальными сейчас?

(смеется) Сергей, ну не скажу! Но отмечу следующее: акции, которые продавались тогда и сейчас – это разные учреждения. Во-первых, сейчас обретен долгосрочный стабильный инвестор с идеальной репутацией. Во-вторых, увеличен основной капитал банка. В третьих, разработана долгосрочная стратегия развития на местном рынке.

Это уже совсем другой банк. Поэтому методика оценки акций к номиналу никак не может быть той же, что прошлой осенью, когда был банк с кучей проблем с еврокомиссией, с конечным сроком продажи, без понимания, кто может стать стратегическим инвестором, и какова будет стратегия развития.

В общем, за 0,6 капитала банк продавать не будете.

Этого я не сказал. Все будет зависеть от рынка, он скажет, во сколько он оценивает. А акционеры скажут, устраивает их эта цена, – или решат делать IPO позже, когда цена будет лучше.

Цена по номиналу – это был бы позитивный итог сделки?

Без комментариев. Конечно, эти вопросы обсуждались с Citigroup, которая организует сделку, и с акционерами. Конечно у них есть какое-то видение, никто не идет на рынок с закрытыми глазами. Есть понимание, что может быть, есть исследования одного из ведущих мировых банков. Но в итоге все кажет рынок, а не я. Пусть инвесторы сами оценят наш бизнес.

А в принципе, возможно ли сейчас продать акции банка по цене выше номинала?

Нет комментариев. Это же очень-очень брутально, если CEO что-то такое публично заявляет. Какая разница, что я думаю – придут инвесторы, и дадут свою оценку. Очень просто. Мы с нашей стороны сделаем максимум возможного, привлечем в Латвию дополнительный капитал, станем сильнее. Рынок позаботится об остальном.

Приоритет — инвесторы с репутацией 

Многие сейчас вспоминают строку из договора о покупке банка, согласно которой, нынешние инвесторы не могут продать более 10% акций до 2017 года.

Они свои акции не продают, ни одного процента. Это новая эмиссия. Так что эти 10% к делу не относятся.

Есть ли понимание, какую часть вы хотите продать квалифицированным инвесторам, и какую – физическим лицам?

Сперва мы получим все заявки, и потом акционеры вместе с инвест-банком смогут делать выбор. Если заявок будет больше – смогут выбрать, кого оставить, а кого – в следующий раз.

А каков тут приоритет?

Я не могу говорить за акционеров, но до сих пор мы стремились к тому, чтобы получить акционеров с лучшей репутацией. Если будет возможность выбора – лучше выбирать акционеров, которые будут надежной основной для будущего развития банка.

А как же «народное IPO»?

Я был бы очень удивлен, если бы для местного рынка не хватило акций. Мы знаем по опыту, что местный рынок не такой глубокой, чтобы смог купить такую эмиссию целиком. Так что местные инвесторы, думаю, останутся довольны.

Будут ли отличаться условия для квалифицированных инвесторов и физлиц?

Не могу комментировать.

Какой-то лимит вроде на 200 акций в руки? Так было с приватизацией Latvijas gaze…

Нет, про такой вариант я не слышал.

Эхо SAF Tehnika

Обычно компания старается делать IPO в период пика развития, чтобы получить за свои бумаги максимальную цену. Прошлый год у вас был очень успешным по прибыли. А уже в этом году идет снижение: отдача активов (ROE) в первом полугодии сократилась с 19,8 до 15,7%, отдача капитала(ROA) – с 1,13 до 1,06%…

Наши показатели последнего полугодия и потенциальная возможность заработать – оценены рынком, инвест-банками и аналитиками. Но банк никаких прогнозов на будущее не дает. Мы довольны развитием, это доходный и стабильный банк, и это самое главное.

Предыдущее IPO в Латвии было в 2004 году, когда SAF tehnika тоже продавалась на пике развития – и с тех пор цена акций упала во много раз. Не допускаете, что с Citadele может быть так же?

Вы хотите чтобы я сказал, что не руковожу хорошим кредитным учреждением? Это довольно субъективно. Любой бизнес будет оценен по ситуации на сегодня и по потенциалу на будущее. Любой инвестор хорошо знает баланс банка, и будет знать планы банка. И каждый оценит, верит он в эти планы или нет. А будущее покажет, способны ли мы постоять за свои слова.

Я точно знаю, что менеджмент до сих пор усердно работал, чтобы показать максимальные результаты. И в будущем будем работать так же.