Недавно – 25 июля – у биржи был юбилей: ровно 20 лет назад состоялись первые торги.


Котировались на первой сессии аж 4 бумаги – акции Kaija, Vitransauto, Rīgas alus и Saldus naftas bāze. Наторговали все вместе на 186 латов. Ни одного из этих эмитентов — давно нет.

Портал Naudaslietas.lv изучил архив новостного агентства Leta – из дня сегодняшнего многое, что было в первые годы, сегодня кажется как минимум забавным.

 

Первый президент и 4 эмитента

Первым возглавил Рижскую биржу Карлис Цербулис – американский латыш и выпускник Гарварда. Полтора года – с конца 1993 и до первой сессии в июле 1995-го – он фактически разрабатывал концепцию, решая, как все это будет работать.

Партнерами, которые поделились своей компетенцией, стали французская биржа и депозитарий.

Первая торговая сессия тоже прошла при Цербулисе, в историческом здании биржи, на Домской площади. Торги тогда проходили раз в неделю – по вторникам. Брокеры приходили на биржу, с утра выставляли ордера своих клиентов, и далее цена каждой акции определялась и фиксировалась на весь день.

В январе 1996 года на бирже начал котироваться первый «тяжеловес» – Latvijas Unibanka, отпочковавшийся от бывшего советского «Сбербанка».

А в феврале Цербулис с поста главы биржи уйдет, чтобы возглавить латвийское подразделение американского фонда NCH.

 

Второй президент и ретро ТВ

Цербулиса сменил Улдис Церпс. Середина 90-х – потрясающее время в плане «профессиональных лифтов»: Церпс стал главой биржи, имея за плечами степень даже не магистра, а бакалавра ЛУ, и даже не финансов, а журналистики. До биржи работал сперва на радио, потом – возглавлял пресс-центры. Сейчас такой карьерный зигзаг представить сложно.

Кстати, журналисты DB раскопали древнюю архивную запись от 95 года, где Церпс (тогда еще член правления биржи) рассказывает о перспективах развития рынка. Уже тогда он предусмотрел, что бизнес может привлекать финансирование либо от банкиров, либо через биржу – и гадал, какой из вариантов станет общепринятым в Латвии. Увы, не тот, который бы ему тогда хотелось. И еще Церпс скажет: не число эмитентов важно, в их качество – и с этим не поспоришь :)

Между тем, с мая-96 торги на РФБ идут аж 2 раза в неделю. А в конце года – уже 4 раза в неделю.

И только с февраля 1997 года – каждый рабочий день.

А с конца года 1997 года – уже и интернет-доступ появляется: брокерам не обязательно ходить на биржу по утрам. Более того, торги уже идут по меняющимся в течение дня ценам!

Правда, до появления е-брокера еще далеко: он появится лишь в 2000 году, и то поначалу – только для юридических лиц.

 

Если у вас оборот 3 млн латов…

Читать старые новости – особое удовольствие.

Если у предприятия оборот достигает 3 млн латов или 6 млн долларов, оно потенциально может котироваться и на зарубежных биржах – говорит Улдис Церпс в интервью газете Diena в1996 году. И приводит пример такого предприятия, которое при желании могло бы котироваться за рубежом – Kaija. Там же глава биржи прогнозирует: около 8% жителей Латвии реально могли бы активно торговать на рынке ценных бумаг.

Правда, в 1996 году есть проблемы с отчетностью: в интервью Dienas Bizness Церпс сообщает, что хотя у многих биржевых предприятий прошли акционерные собрания, об их результатах ничего не известно – ни бирже, ни СМИ. «Многие люди в шоке, если им приходится публично сообщать информацию о своем предприятии.» – объясняет глава Биржи мотивацию скрытности эмитентов.

А вот из интервью Neatkariga Rita Avize в 1997 году – Церпс загадывает, какой будет Рижская биржа в 2000 году. Планы такие: капитализация рынка достигнет как минимум 50% от ВВП, на биржу выйдут крупнейшие предприятия страны, включая Latvenergo, а всего тут будет примерно 100-120 эмитентов. И 20% жителей будут владеть акциями.

 

Предсказывают и цены, и кризисы

Судя по новостным архивам, в 90-х биржа руководство биржи созывало пресс-конференции по малейшему поводу. Вот некоторые из них.

Рекордный оборот торговой сессии в 1996 году – пресс-конференция.

Падение биржи на 11,5% в октябре 1997 года – тоже специальная пресс-конференция. Церпс объясняет журналистам, что это эстонские инвесторы «виноваты»: у них биржа упала, и они распродают заодно и латвийские активы. Про азиатский кризис – ни слова. Тут же проводятся мнения экспертов, которые делают то, что сегодня представить невозможно – заверяют общественность, что уже через неделю акции латвийских компаний наверняка снова вырастут! Профессиональное правило – воздерживаться от подобных обещаний по ценовой динамике, чтобы не манипулировать рынком – еще никому не известно.

Эстонцы снова скупают латвийские акции, и биржа выросла на 5% – пресс-конференция, надо обсудить.

Эмитент опубликовал квартальный отчет — руководство биржи тоже добавляет свои “5 копеек”, — например, сообщая, что “все доки RKB полностью загружены, а предприятие работает в условиях конкуренции”. Видимо, журналисты в 90-х звонили узнать мнение биржи и по таким поводам — и те не отказывали :)

Не чурается руководство РФБ и прогнозов: в конце сентября 1997 года Улдис Церпс сообщает газете Бизнес&Балтия»: в ближайшее время кризис на бирже НЕВОЗМОЖЕН. В качестве доказательств он приводит рост интереса иностранных инвесторов.

Уже через месяц глава биржи на всякий случай объясняет в интервью Latvijas Avize, что происходит во время биржевого падения: больше всего страдают владельцы акций, а в выигрыше – те, кто сидит в деньгах, потому что они могут скупать акции задешево. Правда, глава биржи оговаривается: в Латвии предпосылок для кризиса нет, а мировые кризисные тенденции у нас не ощущаются.

 

Кризис к нам приходит

Аналитики прогнозируют рост индекса DJRSE на 55%, сообщает в начале 1998 года Улдис Церспс. Это биржа опросила 11 местных специалистов, и на основе их прогнозов вычислила среднее арифметическое.

Несмотря на предсказания, тотальный обвал рынка наступает в 1998 году, после августовского дефолта в России.

В октябре-98 года Церспс дает интервью шведской газете Handelsbladet, где сообщает: индексы DJRSE и RICI с начала года сократились на 60%. На тот момент на РФБ котируется 65 эмитентов, из них 10 – в официальном списке. По словам президента биржи, главным двигателем рынка до кризиса были иностранные инвесторы, но теперь (после кризиса) им принадлежит менее 50% капитала. «Теперь они так быстро не вернутся. В лучшем случае у них будет интерес к отдельным «голубым фишкам.» – прогнозирует Церпс. Оживления на рынке он в то время ожидает от прихода новых больших эмитентов – Ventspils nafta, Latvijas gāze и Latvijas balzams…

В свою очередь, бывший глава РФБ Карлис Цербулис за месяц до российского дефолта говорил газете Diena: «Теперь больше никто не сомневается, есть ли в Латвии рынок ценных бумаг, как таковой. Он есть, так как на этом рынке много денег уже заработано и потеряно.» По мнению Цербулиса, латвийский рынок успешно развивался в плане технологий и законодательства, но вот с надзором и раскрытием информации еще нужно поработать.

И вот еще забавное из Цербулиса-98: «Три года назад планы по бирже были связаны с крупными предприятиями-монополистами. Тогда никто не мог предвидеть, что этот процесс так затянется…» Увы, процесс затянется намного дольше, чем казалось в 98-м

 

Резекне, консервы, официальный список

Из дня сегодняшнего бывает удивительно, какие только компании не котировались в официальном списке – то есть считались местными «голубыми фишками» – в конце 90-х.

Вот одна из таких новостей: в феврале 1998 года в официальном списке появился… Резекненский комбинат молочных консервов. :)

Более того, оборот с Rēzeknes PKK в первый день – 27% от общего биржевого оборота! Глава РФБ сообщает: молочные консервы могут активизировать латвийских инвесторов, тем более что у завода много акционеров – примерно 800. Банковские эксперты тоже предрекают молочным консервам большой успех среди инвесторов.

Как стать трейдером

А еще в конце 90-х биржа активно посещает провинцию – Резекне, Лиепаю и др. Во-первых, чтобы объяснять тамошним бизнесменам, что такое фондовый рынок, и почему на него стоит выходить. Во-вторых, рассказывать жителям, – в первую очередь студентам провинциальных вузов, – как стать трейдерами.

Так, в 2000 году Церпс рассказывает лиепайчанам, что котирующийся на бирже Liepajas Metalurgs показал одну из лучших ценовых динамик. «Вслед за LM могут последовать и другие крупные предприятия из Лиепаи и района.»

В то же году руководство РФБ сообщает: лидером биржи в будущем может стать Lattelekom.

Увы, этого не случится ни при Церпсе, который в конце 2000 года возглавит только что образованную FKTK, ни при его сменщике, 27-летнем (тогда) Гунтарсе Кокоревиче, ни при нынешнем руководстве.

Продолжение следует.