Знакомые трейдеры и брокера, обсуждая тему Latvijas balzams, нередко предлагают/спрашивают: а сделай с ними интервью – пусть объяснят, почему одалживают свои прибыли группе S.P.I., а не выплачивают ее в виде дивидендов?


Так ведь спрашивал, и не раз, и не только я. Вот ретроспектива таких вопросов — и полученных ответов.

 

В марте 2011 года.

Беседую с председателем правления LB Карлисом Андерсонсом.

— В отчете LB за 2009 год есть такие неброские строки: правление рекомендует оставить прибыль нераспределенной. Почему бы правлению уже однажды не порекомендовать выплатить дивиденды – все же в прошлом году 49 сантимов на акцию заработали?

— Все зависит от ситуации в целом, и от перспектив. И еще однозначно есть политика, которую проводят главные акционеры.

— То есть ваша рекомендация – это лишь формальная запись в отчете?

— Сами понимаете, решение о разделе прибыли принимают акционеры. Конечно, наша рекомендация в данном случае – это формальность.

— А как вы узнаете о политике акционеров по выплате дивидендов – они один раз давно сказали, что пока не платим, или это мнение как-то регулярно обновляется и доводится до вас?

— Ну, у нас же есть совет компании, который представляет акционеров.

— То есть глава Совета г-н Калвитис говорит, что денег нет…

— Упрощаете, конечно, но некоторый контакт с акционерами есть, и их мнение о том или ином варианте решения получить можно. В плане дивидендной политики есть некоторые принципы, при совпадении которых часть прибыли можно выдать акционерам. Но эти принципы — непубличны, и раскрывать детали я не могу. Но некий план есть. И оценка ситуации – тоже. Просто в текущей ситуации иметь дополнительные ресурсы для потенциального развития предприятия – гораздо важнее, нежели краткосрочно сделать акционеров счастливыми.»

— Когда читаешь отчеты LB, по поводу необходимости в ресурсах возникает вопрос: зачем завод выдает кредиты компаниям, связанным с главным акционером – группой S.P.I., на десятки миллионов латов – и при этом берет кредиты в банках, а за кредитные линии вы в том же 2009 году платили около 10% годовых (данных за прошлый год пока нет, — С.П.)…

— Насчет 10% – это уже неактуальная информация, тогда просто ставки достигали высот на валютных спекуляциях. Сейчас ставки по кредитам у нас ниже. А в целом… Конечно, тут снова речь о политике акционеров предприятия – куда и каким образом использовать деньги, как использовать плечо финансирования, которое предприятия создает в виде бизнеса и активов.

— То есть можно сказать, что с точки зрения завода логичным было бы другое решение, но есть еще главный акционер…

— Однозначно: мы являемся частью большой финансовой группы, которая преследует свои цели, и мы должно соблюдать общие правила.

 

А вот декабрь 2012 года

Мое интервью с председателем правления Гунтисом Аболтиньшем-Аболиньшем и директором по брендам Валтерсом Каже.

— О дивидендах. В 2006-2007 годах акционерам платили по 2,4 сантима на акцию. Потом руководство завода говорило про тяжелые времена в экономике и отрасли: мол, сейчас не время, а потом можно будет подумать…

Г.А.: – В этом году, как и в прошлом, собрание акционеров голосовало за то, чтобы оставить прибыль на развитие. По-моему, предприятию сейчас очень важно развиваться, учитывая те возможности, которые открылись не только благодаря кризису, но и благодаря переменам на рынках. И мы сейчас можем усиливать свои позиции.

— Это было бы справедливо, если бы структуры вашего главного акционера – S.P.I. – регулярно не одалживались у LB: всего ваш акционер должен заводу 37 миллионов. Когда S.P.I. начнет возвращать эти средства?

Г.А.: – Этот вопрос стоило бы адресовать S.P.I. Group, а не Latvijas Balzams…

(Через несколько дней после интервью руководство предприятия пожелало добавить следующее: «Latvijas Balzams одолжил эти средства на коммерчески выгодных для нас условиях, одновременно получая возможноcть развивать рынок в очень важном для нас регионе — Америке. Займы юридически оформлены , условия возврата одолженных средств оговорены, и часть этих средств уже возвращена.» От более подробных комментариев о выгодных условиях и сроках возврата представители LB воздержались, — С.П.)

— А для развития LatvijasBalzamsэто не помеха?

Г.А.: – Ни в коем случае — для нас выгодно производить продукцию по заказам S.P.I., это очень серьезная часть от нашего оборота. При этом мы видим себя стабильным партнером S.P.I. в долгосрочной перспективе: у нас и технологии производства, и географическое положение дают ряд преимуществ.

В.К.: – Особенно если эти деньги потом вкладываются в продвижение «Столичной» – тогда эти деньги косвенно вкладываются в нас же.

— А вообще тема дивидендной политики среди руководства LBи представителей акционеров когда-либо подымается?

В.К: – Да, постоянно. Но в наших интересах в первую очередь развиваться. Мы довольно уникальное предприятие: большинство тех, кто работали со старых времен, к новым обстоятельствам не смогли адаптироваться. Нам помогло то, что у нас есть группа. Если бы не было этих заказов, не было бы двух третей объема нашего производства, уровень технологий было бы невозможно поддержать. А если деньги остаются, мы можем вложить и в маркетинг, и в технологии – это идеальный вариант.

— Не могу не задать этот вопрос: вам не кажется, что в этой истории с многолетним заимствованием главного акционера из прибылей LB, шутки ваших миноритарных акционеров — что пока Шефлер не достроит свои Z-Towers, дивидендов от LBникто не получит, — все это не очень хорошо для образа Latvijas balzams, как социально ответственной компании?

В.К. – Наверное, не смогу комментировать – все же к бизнесу на недвижимости мы не имеем прямого отношения. Конечно, мы связаны некоторым образом через акционеров. Но займы в основном идут на развитие алкогольного бизнеса, который для группы – приоритет. И от этого мы выигрываем.

Если «Столи» будут и дальше продавать все больше, от этого будет падать себестоимость других наших продуктов. И мы именно из-за бизнеса на «Столи» можем позволить себе вложиться в новые технологии. А то латвийский рынок – это такой утиный пруд, в котором нет экономии масштаба… Например, захотели новую линию для новой бутылки поставить – разработка одной новой бутылки без производства обходится как минимум в 30 тысяч евро. А если в линейке 5 разных емкостей – посчитайте, сколько будет стоить одну бутылку поменять, и еще к ней линию прикупить. За счет латвийского рынка на этом не заработаешь, а экспорт расширяет возможности.

 

В мае 2013 года

Вопросы от инвесторов во время первого и единственного вебинара LB. Отвечает Гунтис Аболтиньш-Аболиньш.

Дивиденды когда планируете платить?

— Хороший вопрос. Решение платить или нет принимается на собрании акционеров. На последнем собрании решили оставить прибыль нераспределенной.

В чем для LB выгода быть на бирже?

— Это значит прозрачность бизнеса. Это сигнал, что мы соблюдаем все правила, регулирования, и пр. Это возможность привлечения капитала, если в этом будет необходимость. И это хорошо для репутации.

Дивидендная политика – планируется ли, и, если нет, в чем тогда смысл вебинара для инвесторов?

— Дивидендная политика – решение акционеров. Как вы знаете, прибыль 2012 года осталась нераспределенной. И этому есть объяснение. Отрасль сильно упала в кризисные годы. Рост серого рынка. Рост налогов. И хотя рынок снова растет, вызовы все еще сильны. Задачи усиления позиций актуальны в 2013 году.