Хотя Нормунд Бергс и говорил не раз, что хорошая нето-прибыль для SAF – это примерно 10% от оборота, за последние 4 года столько заработать не удавалось ни разу. Так, неплохой для SAF 2011/12 финансовый год был с прибылью в 0,86 млн евро, при обороте в 13,71 млн. Потом было меньше…

И вдруг, только за один третий квартал 2014/15 г. – рекордные 743 тысячи евро прибыли, при вполне средненьком для SAF квартальном обороте в 2,75 млн. И рост цены на бирже – почти на 15% за день. Хотя, сходу видны три «триггера прибыльности», два из которых – искусственные, а третий – валютные колебания.

Первый – ошибка бухгалтерии SAF: в предыдущем втором квартале (который был с убытком в 97 тыс.) производственные расходы были ошибочно завышены на 250 тысяч евро. Сейчас они пошли плюсом в третий квартал.

Вычитаем эту ошибку – получается 493 тысяч евро реальной прибыли в третьем квартале.

Колебания валют – спасибо выросшему доллару, который добавил к прибыли SAF 188 тысяч евро. Правда, в текущем квартале доллар уже не растет, и, похоже, на будущее этот фактор либо не даст ничего, либо будет играть в минус. Без валютный нюансов, реальная прибыль SAF от хозяйственной деятельности в Q3 составила 305 тысяч евро. Уже ближе к 10% нетто-рентабельности, озвученным ранее.

Но и это еще не все. В предыдущем втором квартале SAF отправил запас продукции на cумму в 1,07 млн евро на американские склады своей дочерней компании SAF North America, что тогда также сократило прибыль: по нормам бухучета, этот объем записали в «доходы будущих периодов» (хотя де факто продаж не случилось), с которых сразу был зарезервирован подоходный налог (всего он тогда составил 99 тысяч евро), как если бы уже случились реальные продажи.

По словам финансового директора SAF Tehnika Айры Лойте, в последнем третьем квартале этот подход был скорректирован:

«Во втором квартале мы бухгалтерски неправильно отразили эту операцию. Мы отразили передвижение товара из Латвии в Америку внутри группы, как продажу товара. Хотя на самом деле это был большой объем товара, который поменял свое месторасположение с латвийского склада на американский. Но по латвийскому законодательству, если произошла реализация товара, нужно платить подоходный налог. Мы эту ошибку поняли сами, и в последнем квартале уже оформляли эту операцию, как консигнацию – и доходы там появляются только в момент продажи товара за пределы группы SAF. Это на самом деле правильные подход: сейчас у наших акционеров более корректное представление о продажах.»

В итоге получается, что часть налога в предыдущем втором квартале была зарезервирована авансом за продажи, случившиеся в третьем квартале, в котором с учетом всего вышесказанного – весьма замечательная прибыль.

А вот списанные безнадежные дебиторы, с которых получить оплату не представляется возможным, на ситуацию с прибылью не влияют: окончательно списанные 341 тысяч евро уже сократили прибыль прежних периодов, когда по ним делались накопления.

Правда, некую часть от безнадежных дебиторов удалось вернуть, но по словам Айры Лойте, эти суммы невелики, и за квартал составляют от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч евро. Большая часть этих безнадежных дебиторских долгов были признаны таковыми более 5 лет назад.