Пара важных слов о новом акционере GRZ1R. 


 

Жаль, что Grobiņa – неликвидна: иначе можно было бы поиграть. Но как есть, так есть: за весь 2015 год, когда GRZ1Rто почти «умерла», то вдруг не умерла, — продано на бирже было всего 625 акций. С другой стороны, для любителей маленьких объемов в среду 2 апреля «аски» стояли по 5 – 6,45 евро, тогда в первой половине 2014-м года торговля шла по 10-12 евро и выше.

Как там сложится с бизнесом, то есть с аукционными ценами на пушнину – тут у каждого свое мнение, к которому остается добавить старое скептическое изречение Владиса Спаре (ака Dragonfly): «Если бы мы вдруг узнали, с кем мы спим ночью в одной постели – выпрыгнули бы в окно от ужаса. Но нам просто не хватает информации. Тем более это актуально на бирже: у нас у всех – на самом деле минимум информации.»

Конечно, вряд ли у трейдеров есть много информации о специфике бизнеса Grobiņa вообще, и ценообразования на скандинавских аукционах, в частности, — но одну новость стоит изучить подробней. Это о том, что касается смены акционеров, о которой было заявлено 2 апреля: Аксана Янсоне продала 206 355 акций – а это 41,3% от капитала — некоему доселе абсолютно неизвестному в Латвии Гжегошу Меленчуку (Grzegorz Mielenczuk).

Кто такой г-н Меленчук? Это важно. Потому что, судя по той информации, которая доступна в интернете, его решение войти в состав акционеров Grobiņa – это хороший сигнал для рынка.

Во-первых, Меленчук – предприниматель из той же отрасли. Вместе с партнером ему с 2004 года принадлежит польская звероферма Bono Fur Farm, которая в последние годы специализируется на той же скандинавской короткошерстной норке, что и Grobiņa.Во-вторых, эта ферма – один из лидеров рынкаПольши. В третьих – давний поставщик «стада» для Grobiņa.

О лидерстве. Год назад, в феврале-2014, в Варшаве проводился 20-й юбилейный конкурс «Фермер года», — самая престижный в национальной отрасли, под патронажем министерства сельского хозяйства, и с финским аукционным домом Saga Furs в качестве одного из спонсоров. Владельцы зверофермы Bono были удостоены приза «Фермер года» в категории «Специальные отрасли сельскохозяйственного производства».

В польской прессе Bono Fur Farm тоже нередко называют «лучшей польской зверофермой», а выращиваемых ими зверьков закупают в качестве «племенных» фермы в России и странах СНГ, а также и в Латвии. Так, в апреле 2013 года, когда Grobiņa сообщала о покупке за 3,145 миллиона евро «племенной качественной короткошерстной норки» — покупалась она как раз у Bono Fur Farm.

Наконец, как сообщалось на сайте аукциона Saga Furs в 2013 году, польская компания является крупнейшим их поставщиком. Там же – отзывы Saga Furs о поляках: все сплошь положительные, как об образцовых отраслевиках.

Конечно, гарантий от банкротства не существует нигде. Но тот факт, что в терпящую проблемы Grobiņa зашел такой игрок, который взял 41,3% акций – это важный сигнал.

Да, кстати: вот фото нового акционера Grobiņa из Facebook :)

gzegoz