«Ощущение примерно такое, будто купил новый джип BMW – и тут же разбил его вдребезги.» — это Марис Дерумс, известный местный трейдер, вспоминает ударивший по многим крах литовского Ukio Bankas в 2013 году. Ходили слухи, после этого Марис все потерял и ушел с рынка. Оказалось – все не так печально.


С банкротства Ukio, на котором потеряли деньги очень многие трейдеры в Балтии, мы и начали разговор.

«Индекс участия толпы» — пока без толпы…

— Насколько сильно тебя тогда задело?

— Потерял довольно много, но с рынка не ушел. Хотя, конкретно сейчас у меня акций нет совсем – на данный момент не вижу смысла быть в рынке.

— Почему?

— Я с 2011-года ввел для себя один новый индикатор – число сделок в Балтии, или «индекс участия толпы» (ИУТ). В этом  конкретном случае меня интересует не объем, как таковой – его можно обеспечить и одной-двумя крупными сделками – а именно активность масс. Например, до банкротства литовского банка Snoras[и латвийского Krajbanka] в среднем в день заключалось по 600-700 сделок, а то и более 1000 сделок. А после, в декабре 2011 года – все постепенно упало до 300-400 сделок в день. А, например, сегодня [мы беседовали в четверг, 26 марта]на одной бумаге Amber Grid было 290 сделок, а весь рынок  в целом – это примерно 550 сделок. Это показывает низкую активность именно в трейдерском «ритейле».

— Наш знакомый трейдер Владис Спаре, который тоже пострадал от краха Ukio, впоследствии сделал вывод: мол, мне всегда было ясно, что в рискованном bottom picking [покупках задешево, на дне] нельзя вкладывать в одну бумагу более 20% от всего портфеля. Правило нарушил, взял больше 20% – и это была глупая ошибка. Так он говорил. Говоря о тебе – лет 10 назад в интервью ты тоже подробно рассказывал мне о диверсификации, что в одну позицию стоит вкладывать 10-20% от портфеля, не более. Почему вложил в Ukio больше?

— Я тогда все правильно говорил, и печальный пример с Ukio еще раз это подтвердил (улыбается). Почему я так сделал? Наверное, в какой-то момент начал небрежно относиться к диверсификации рисков. В свое время прочитал «Цюрихские аксиомы», где говорилось: если хочешь много заработать, бери позицию побольше, — провокационно, конечно, и это немного затуманило мозги.

Это был 2012 год, мне казалось, что большой кризис уже позади, и кто умер, тот умер, а кто выжил – тот будет жить. Думал, что банки уже не рухнут. Я был уверен, что если в Литве в 2011-м уже рухнул Snoras, а остальные банки продолжают работать, и литовский регулятор их не трогает, — значит, их не закроют. Оказался не прав.

— Серьезных психологических травм не было? Многие в таких случаях уходили с рынка навсегда.

— Терять серьезные деньги – конечно, очень неприятно. Ощущение примерно такое, будто купил новый джип BMW – и тут же разбил его вдребезги.

— Но не настолько тяжело, как у знаменитого американского трейдера Джесса Ливермора, который потерял все — и покончил с собой.

— (смеется) Ну, не до такой степени, какой-то капитал у меня все же остался.

 

Не думай, как стадо, и не говори, что купил

— Какие выводы сделал?

— Мы после этого говорили с Владисом [Спаре], и выводов у нас было несколько. Во-первых, у нас сработал стадный инстинкт. Мы, как стадо баранов, пошли в Ukio один за другим. Искали там любой новостной позитив, чтобы уверить себя, что поступаем правильно.  Сейчас могу констатировать: все же не надо было нам пренебрегать техническим и фундаментальным анализом. Надо было высунуть голову из песка, отойти в сторону, оглядеться по сторонам. Возможно, нашлась бы лучшая инвестиция.

Еще мы поступили неправильно, когда заявили публично о том, что купили и держим UKB1L. В итоге это нам немного связывало руки психологически: ну как же мы теперь все возьмем и сольем? Впредь свои позиции на рынке лучше не афишировать: что куплено, сколько и почем – эту информацию лучше держать при себе.

— После этого были мысли, что на биржу больше не вернешься?

— Нет, я как раз был уверен, что вернусь. Просто с учетом того, что балтийский рынок тогда был довольно вялый, сделок было мало, я в Балтии активно не инвестировал. Но иногда что-то делал. Уже через две недели, как все случилось с Ukio, на все оставшие деньги зашел в «Стекловолокно». Немного заработал. Год назад снова была какая-то активность. Потом весной и летом – снова тихо. В сентябре закрыл свой e-брокер, чтобы там не сидеть, и не портить глаза «белым фоном», — и поменял все свои евро на доллары.

— На все деньги купил «Стекловолокно» — то есть снова пренебрег диверсификацией?

— Наверное, я тогда еще не до конца отошел от шока (смеется).

— Полез отыгрываться?

— Можно так сказать. Но я видел по теханализу, что «Стекловолокно»  пойдет вверх. Брал еще по 85 сантимов, и по 1.22 лата — вышел. Рановато, конечно. Но для капитального ремонта кухни летом 2013- го года мне хватило, и еще осталось. Потом думал вернуться, но уже началась история с умирающим «Металлургом», и решил взять паузу.

И еще я для себя понял, что банки больше никогда в жизни не буду покупать. Психологически не смогу. Полтора года назад взял акции Šiauliu bankas, —  и так неуютно себя почувствовал, что уже через час вышел, заработав какие-то пару десятков евро. Это как если человек пошел в лес за боровиками, и нечаянно веткой выцарапал себе глаз – второй раз на это место за боровиками он уже не пойдет. А я пошел второй раз, и сразу понял, что не смогу.

Проблема с Ukio была в том, что его закрыли в один момент, сразу. Скажем, у нас «Металлург» умирал примерно полгода – и все это время он еще торговался на бирже, хоть и был уже полуживой. А с Ukio, помню, в двадвать минут второго он еще вовсю шевелится, кто-то покупает, кто-то продает… Я пошел на кухню чаю налить, возвращаюсь – торги остановлены. Конец. Такое бывает редко.

В Америке обычно падающие банки хоть один день, или пару дней, но «дергались» перед смертью. Как это было в 2008-м, в марте, с Bear Stearns, за полгода до краха  Lehman Brothers. http://www.vanityfair.com/news/2008/08/bear_stearns200808

Я тогда на минуту отвернулся от первого монитора ко второму, чтобы посмотреть, действительно ли там такой плохой отчет они опубликовали, и подумал: если будет падать ниже 50 долларов – буду шортить. Через минуту повернулся к первому монитору – а там уже торгуют по 22 доллара. Потом цена начала прыгать, то 15 долларов, то 30, то 10, — уже толком не пошортишь. На следующий день — 2 доллара. На третий день – меньше одного. А то, что сделали в Балтии с Ukio, закрыв его в один момент якобы в интересах инвесторов – по отношению к миноритарным акционерам это было нечестно и некрасиво.

 

SAF Tehnika «кокетничает» со SMA-200

— О «Валмиере», из которой ты выходил. Своего рода парадокс: последние года три она выросла в цене раза в три, только в прошлом году – на 80%, это был рекорд года на всей Рижской бирже. Но с кем бы из трейдеров я не говорил – практически никто там не заработал: все говорят что-то вроде «да, красивый был рост, но вот я в «Валмиеру» как-то не верил.».

— Похожая история была с литовской Klaipedos Nafta – она в декабре прошлого года стоила около 29-30 центов, и уже начала пробивать уровень над SMA-200. И мне коллега говорил: нет, туда идти не стоит, нефть падает, не будет там роста. За пару месяцев, к концу февраля, — выросла почти на 50%, до 42 центов.

А насчет «Валмиеры» — что было, то было. Но пару месяцев назад позвонил соседке, у которой эти акции были давно, покупались чуть ли не по 30 сантимов, и она до этого спрашивала, когда их лучше продавать. Сказал, что можно выходить на отметке около 4 евро – максимум достигнут, и график шел вниз, ниже уровня SMA-50. Задолго до этого она думала их продавать по 60 сантимов – и тогда я отговорил, потому что намечался рост.

— Какие акции на Рижской бирже тебе кажутся интересными в моменте?

— Если на сегодняшний день что-то брать – я бы подумал про SAF Tehnika. Если смотреть по ТА, она сейчас как раз выходит к SМА-200 – и, скажем там, «кокетничает» с этим уровнем. Если пробъет — может пойти дальше вверх. Но это я говорю без учета «фундамента» — его пересмотреть пока не было времени. Но что плохо – котировки там порой бывают одна в неделю.

Если вообще говорить о Балтии, то раньше тут было около 100 компаний, сейчас – порядка 77. Далее: во вторник 24 марта, когда я смотрел общую картину, из всех этих компаний хоть одна сделка была только у 41 эмитентов. Причем из них у 9 компаний произошло всего по 1 сделке за день. Это тоже о чем-то говорит. Если бы тут была нормальная активность, и правильное время для входа – я бы входил, не задумываясь. Но пока я остаюсь в долларах.

 — Что должно случиться, чтобы ты решил, что пришло время входить?

— Чтобы было в среднем более 600 сделок в день – «среднее» я считаю за 10-дневный период. У меня для этого даже специальный график строится, где эта средняя линия учитывается. Но с 11 марта график идет вниз, в среднем там порядка 350-400 сделок в день. То есть, заходить можно, когда растет все подряд – сначала хорошие компании, потом и плохие, и малоликвидные.

 

Логика ТА: когда можно покупать

— При этом был ряд компаний, которые с ноября-декабря прошлого года выросли в цене на 20-30%. Та же Tallinna Kaubamaja, Tallink.

— Я бы лучше выбрал Merko. Да, можно было пробовать что-то брать. Но, с другой стороны, я бы заработал несколько тысяч на Merko – и примерно столько же не заработал бы из-за выхода из выросшего доллара. То на то. Нет смысла дергаться. Помню, посмотрел торги 24 марта: оборот во всей Балтии – 291 тысяча акций. Это соответствует дневному обороту одной средне-ликвидной американской компании, а их там на бирже 15-20 тысяч.

— При этом Tallinna Kaumabaja в конце прошлого года стоила 5 евро, а сейчас – 6,20.Что там говорит ТА?

— По ТА, Kaubamaja можно было покупать, когда она стоила 5.10. Теперь да 1 евро дороже, но, как показывает практика, если бумага «разбежалась», то ее часто все еще можно брать, — может пойти и дальше вверх. По Merko график ТА показывал, что можно было заходить, когда она стоила 7,50 евро. Сейчас стоит около 9… Тоже еще можно брать, но… Нельзя сказать, что сейчас там видны четкие сигналы к покупке. Поэтому и четких прогнозов у меня нет – весь разговор в категориях вероятности. Сейчас я ни в чем не уверен.

Скажем, Apranga – более менее хорошо выглядит, идет вверх. Arco Vara по ТА– ОК, но мне не нравится, я бы не брал. Ekspress Group – тяжелая бумага, я бы не брал. Grigiskes – уже выросла, потом немного скорректировалась, и теперь есть вероятность, что пойдет дальше вверх. Tallink – там вероятна коррекция, лучше подождать. TEO – медленно ползет вверх, и это надежная дивидендная бумага, и там в любом случае дивидендная доходность больше 1%, которые дают за депозит.

— А по фундаментальному анализу (ФА) не смотришь?

— Я сперва смотрю теханализ – чтобы не надо было все 77 бумаг проверять через ФА (это было бы слишком долго и нерационально). Таким образом, через ТА у меня отобрались более-менее интересных в моменте 11 бумаг, и уже их оцениваю по ФА, который говорит, что именно покупать, и что продавать. Хотя, на практике бывает, что фундамент – слабый, зато теханализ – неплохой, и бумага идет вверх.

— Точно как наш общий знакомый Роланд Петревиц, который говорил: «смотри на графиках, что представляет интерес, где интересное движение, а потом смотри ФА, стоит ли это покупать.» [классический подход «по учебникам» — обратный: ФА отвечает на вопрос, что покупать, ТА – когда.]

— Да, я помню твое интервью с ним, где он это сказал. Конечно, этот подход с ТА – лишь один из возможных. Некоторые просто сидят годами в дивидендных бумагах, стабильно из года в год получая доход в 7-10%. А если еще и сама акция вырастет в цене – тогда совсем хорошо. Но многие миноритарные акционеры того же Latvijas Gaze не будут из него выходить, даже если на рынке будет глубокий кризис, и все будет падать, – они и тогда будут сидеть и ждать дивиденды. А другим больше нравятся бумаги, которые могут дать «эффект мультипликатора» — то есть рост в разы.

 

Кто помнит Olainfarm по 20 сантимов

— Фундаментально тебя не воодушевляет, что ЕЦБ начинает накачивать рынки ликвидностью, и отголоски этой волны могут докатиться и до балтийских бирж?

— Воодушевляет, я об этом думаю.

— Тогда может как раз пора заходить? Посмотри на западные биржи Европы – с начала года там рост индексов на 10-15%.

— А я за полгода на выросшем долларе заработал 20%. В этом смысле ничего не потерял. А насчет Балтии… В плане трейдинга, это все же не Западная Европа. Скажем, Америка от кризисных минимумов уже выросла в три раза. Европа все эти годы была более вялая, но теперь наверное тоже покажет серьезный рост. А в Балтии индексы пока на 20-40% отстают от докризисных максимумов. http://spekuliantai.tv3.lt/akciju-birza/technine-analize/technine-analize-1 .

Да, Эстония в этом плане идет немного впереди Латвии и Литвы, но в последние 2 года особого роста там не было, и в конце концов там должен быть какой-то плюс. Но я бы пока не спешил. Все же тактика «купить и забыть» в Балтии не работает из за малой ликвидности рынков, слишком тут все скачет. Вот человек закупился акциями, и в Балтии ему уже психологически трудно выходить в случае падения: он с таким трудом аккумулировал свой пакет, долго ставил биды, чтобы ему продавцы «налили» порциями по 10-100-500 акций, — и вдруг они идут не вверх, как он рассчитывал, а вниз. Сначала медленно, потом в падении пробивают SМА-50, потом идут ниже SМА-200, потом отскок выше SМА-200, и человек снова радуется отскоку – как сейчас с Olainfarm. А потом тот же OLF может снова упасть ниже 1 евро.

— Интересно, что такого должно случиться с OLF, чтобы твой вариантстал реальностью?

— А это не с Olainfarm, это глобальное падение должно случиться. Мы же теперь снова привыкли думать, что с некоторыми хорошими бумагами ну точно ничего не случится. Но раз в 5-7 лет бывает такое общерыночное резкое падение. Причем оно обычно идет в 3 раза быстрее, чем рост: то, что в три хорошие года росло, потом за 1 кризисный год рушится.

Та же недвижимость всего за 1 кризисный год упала в 5 раз от максимума. А на биржах, когда рынки падают, инвесторы распродают абсолютно все, а не только то, что выглядит послабее. После кризиса Америка растет уже 6 лет, от кризисных минимумов там – рост втрое. Поэтому я жду серьезного падения, когда новый пузырь надуется и лопнет. Пузыри всегда будут, такова суть рынков. Хотя порой пузыри могут надуваться годами…

А возвращаясь к Olainfarm ниже 1 евро: он ведь в кризисном 2009-м уже падал до 20 сантимов. А потом за пару лет вырос до примерно 6 латов. Самый фантастический рост во всей Балтии после кризиса.

— То есть, на вопрос Гатиса Пойшса — хотел бы ты сейчас покупать OLF по 6,5 евро, при том что летом прошлого года цена доходила до 8 евро, — ты отвечаешь отрицательно.

— Я прошлым летом, в июне, покупал OLF по 7,30 евро. И по 7,70 продал, полностью вышел с рынка. Потом OLFеще немного вырос, и снова пошел вниз. Там ТА в конце августа уже показывал, что цена пойдет вниз. Минимум начала 2014 года (6,45 евро) был пробит в конце 2014-го (5,57 евро). Но точных уровней, куда может дойти падение, пока никто по ТА не назовет. Сейчас там есть уровень поддержки на 6 евро, а SMA-200 на 6,90 евро, то есть цена OLF – посередине.

А насчет долгих прогнозов… Взять тот же Apple: разве кто-то мог с графиами ТА на руках представить, что с 20 долларов в начале 90-х эта акция через сплиты превратится в 15 акций, и каждая сегодня будет стоить около 120 долларов. То есть за 25 лет из 20 долларов получилось 1800 долларов! Но сегодня попробуй угадай, кто из нынешних эмитентов – будущий Apple. Хотя, я уверен, сейчас в той же Америке на биржах немало бумаг, которые через 10-20 лет будут в десятки, а то и в сотни раз дороже.

— Но это в Америке?

— А у нас Olainfarm после кризиса тоже вырос очень красиво, — в 30 раз. Но вот сейчас, что там дальше будет – трудно сказать.

— С другой стороны, некоторые акционеры SAF Tehnika до сих пор ждут, когда она вырастет от 2.10 евро обратно к уровню IPO 2004 года около 20 евро [с учетом сплита].

— Да, я помню, в 2004 году в газетах писали, что некая многодетная мать, у которой было 5 детей, покупала на IPO акции SAF по 45 латов [во время сплита 1 акция превратилась в 3]. И сказала, что это будет капитал ее детям. Те дети сейчас уже выросли… Но, может, когда они выйдут на пенсию – что-то там и получится. С технологическими компаниями все может случиться: и ряд неудач с инновациями, — и тогда крах. Или, наоборот, большая удача – и тогда вдруг SAF снова выстрелит?

P.S.

Индекс участия толпы — вот он:

PPI-ALL

 

Падения SAF Tehnika — с 2004 года….

SAF-2

 

И с 2011.

SAF-1

 

Olainfarm: два исторических падения ниже 1 евро — в 1998-м и 2009-м…

OLF