Пока пишется главный текст с 6-часового собрания акционеров Rīgas kuģu buvētava – вот вкратце основные впечатления.

Первое. Организация в этот раз хромала на обе ноги. Начало собрания было заявлено на 10.00 – реально началось в 11.17, причем в течение почти часа очередь на регистрацию практически не двигалась. Потом одного акционера из “закрытой эмиссии” долго не могли найти в списках — и на проходной, и на регистрации. А закончилось все около 17.00, после чего началась регистрация на второе – внеочередное — собрание. Впрочем, большинство решило его не ждать (из нового, там был лишь доклад главы совета Гайдиса Зейботса). Вывод: те, кто в этом году решили не идти из-за нехватки времени, оказались по своему правы. Некоторые присутствующие по ходу мероприятия звонили и отменяли запланированные на вторую половину дня встречи.

Второе. Из позитивного — Линард Бауманис (большинство его знает по форуму wallstreet) вошел в совет RKB. Как это было: свою кандидатуру снял прежний член совета Анатолий Устинов из лагеря «оппонентов Мельника», и вместо себя предложил Линарда, которому волноваться было уже не о чем: по сути, на голосовании было достаточно и одного голоса «за». Далее главный вопрос – будет ли пятый член совета со своими инициативами а) игнорироваться б) приниматься к сведению, — и в каких пропорциях.

Третье. В конце торговой сессии цена RKB на бирже выросла на 47,6% — кто-то купил 10 тысяч акций по 40 центов (начинались торги на уровне 27,9 центов). Что могло послужить поводом для оптимизма – возможно, слова В.Мелника, что уж теперь-то каждый заказ будет с прибылью, а не в минус заводу. Из разговоров в курилке, в ходе собрания: «Ну, теперь  Мельник будет заинтересован всем продемонстрировать, что это при прежней «плохой» администрации завод закончил год с убытками, а теперь, когда все «плохие» от Мельника ушли – вот прибыль.». Правда, я бы тут припомнил, что на прошлой акционерке сам Мельник уверял, что работа с убытками при, например, строительстве тех же плавучих ресторанов для российского клиента – это обычное дело от отсутствия опыта, а также потому, что сложно все заранее просчитать.

Четвертое. Наверное, больше всего улыбок у миноритариев вызвали слова В.Мельника, что вот те прежние «плохие» руководители работали на свой карман (или, попросту, воровали у завода), а сам Мельник, будучи до недавнего времени председателем правления – ничего не видел. На все вопросы миноритарного акционера Яниса Мейюберса – «Так вы же были председателем правления!» и про систему контроля (задавались раза три-четыре) – ничего нового, кроме ссылок на сговор группы лиц, который там просто не разглядишь. В курилке это воспринималось больше с иронией – ну да, на 17 году работы бог открыл глаза, и вопросы задавались скорее в русле «из-за чего они там на самом деле разругались».

Присутствовавшие на собрании «плохие» из заводской «старой гвардии» — Анатолий Устинов, Сергей Голицын и др. – больше слушали, изредка «обмениваясь любезностями» с Мельником, если он их упоминал. Вопросами от миноритариев больше «троллил» уполномоченный представитель Александра Марченко, бывшего начальника производственного отдела RKB. Все это заканчивалось «занесением в протокол».

В сухом остатке – слова Мельника: если в итоге суд решит конфликты с подозреваемымми в сговоре суббодрядчиками в пользу завода – RKB получит прибыль, если нет – завод оплатит счета, и понесет убытки. А пока идет следствие, неплатежеспособность заводу не грозит (по заявлениям от тех субподрядчков, которые подозреваются в сговоре).

Об остальном – в более подробном репортаже.