Если кто еще помнит, с июля прошлого года FKTK, с подачи литовской ассоциации инвесторов, разбирается – есть ли у семьи Мельников контроль в RKB, или нет.

Как ответить на этот вопрос, Регулятор пока не знает. Как выяснилось, дело тут даже не в сугубо математическом подсчете акций, принадлежащих супругам. Вот ответ Регулятора на вопрос о том, как идет расследование, — получен мной 9 января, через twitter: «Vēl turpinās. Fakts, ka divas laulātās personas rīkojas saskaņoti FITL izpratnē ir jāpierāda ar konkrētiem faktiem.»

FKTK ссылается на FITL, по которому муж и жена не одна сатана не являются по умолчанию связанными лицами, акции которых можно автоматически суммировать для констатации контроля над предприятием, — и их «связанность» еще нужно доказать.

А доказать, судя по всему, пока не получается.

Знакомые брокеры тут удивлены: ведь по гражданскому закону, муж и жена – априори связаны, такова в понимании законодательства (не говоря уже о здравом смысле) суть брака, потому они и подпадают, например, под нормы законодательства о предотвращении конфликта интересов. То есть, по гражданскому закону, если жена какого-нибудь чиновника получает от его ведомства контракт да хоть на печать визиток – тут у них связь. А если один акционер компании на двоих с супругой контролируют 50% АО – тут закон по умолчанию считает, что они там оказались случайно (ну, как-то так: шла по рынку, и сама не заметила, как купила немного РКБ, Grindeks и картоши…). И тут их согласованность еще нужно доказать.

Так что FKTK пока (полгода) изучает ситуацию на предмет наличия или отсутствия  доказательств. Это сложно, что признает и сам Регулятор, констатируя: на данный момент в законодательстве нет четких критериев лиц, действующих согласованно.

А теперь о главном. В течение текущего года FKTK планирует поправить некоторые нормы FITL, в том числе точнее определив связанные действия супругов с акциями. Сейчас варианты – какие нормы в какую сторону менять – обсуждаются с участниками рынка, предложения и идеи – принимаются.

Среди прочих, вот две любопытные идеи, которые FKTK вынесла на обсуждение.

Первое — уровень контроля. На данный момент, если лицо (самостоятельно или вместе со связанными лицами) контролирует 50% или более от акций с правом голоса – он должен объявить откуп. Этот же уровень в 50% принят, например, в Эстонии, Дании и на Мальте. В то же время в большинстве стран ЕС этот уровень установлен на отметке в 30 или 33%. Вопрос, который обсуждают в FKTK – стоит ли этот уровень снизить и в Латвии, если да, то до какого уровня, и с каким переходным периодом.

Второе – определение связанных лиц, тут предлагается уточнить закон. В том числе касательно членов семьи – есть идея по умолчанию считать связанными лицами супругов (живущих в официальном и фактическом браке), детей, братьев и сестер, зарегистрированных партнеров.  Тут есть вад варианта. Первый, помягче — как на Кипре, в Германии или Чехии: супруги, владеющие акциями одного предприятия – это связанные лица, если только они не докажут обратного. Второй, жестче: считать их связанными лицами, и точка.

Какие будут мнения участников рынка – возможно, узнаем в феврале. Эксперты пока настроены осторожно — видят и плюс, и минусы.

Из плюсов: нормы будут более внятно регулировать права миноритариев – уже хорошо. Правда, с практической оговоркой: переходный период – возможность уладить все дела, переписав/продав акции, кому нужно.

Минус: риск, что до вступления этих более конкретных норм в жизнь, с прежними начатыми разбирательствами Регулятор рисковать (судиться) не станет, — и спустит на тормозах.