Не все то, что кажется. Успехи Olainfarm, с ростом неконсолидированных продаж на 89-90% в последние три месяца – это отчасти объясняется техническим фактором. Как сообщают в компании, примерно 3,7 млн латов проданы на Украину «с запасом» на первый квартал, так как в этот период поставлять свои лекарства на соседний рынок OLF не сможет. Почему, и что из этого следует – об этом Naudaslietas  расспросили члена правления OLF Салвиса Лапиньша.

– Что за сложности с регистрацией лекарств на Украине?

– Сложностей нет. Сейчас мы проходим аудит по управлению в рамках стандартов GMP. Насколько я понял от наших торговцев, Украина – единственный рынок, где считают, что у нас после начала нового аудита старый сертификат GMP формально не в силе. Соответственно, пока не выдан новый, с точки зрения украинского законодательства, наши продукты туда возить нельзя. Но те лекарства, которые уже ввезены, продавать можно. Поэтому мы решили заранее отгрузить на Украину некий запас.

– И когда вы снова получите разрешение на ввоз?

– Примерно через пару недель наш аудит закончится, еще какое-то время уйдет на оформление документов на Украине. Думаю, где-то в марте вопрос может быть решен.

– То есть этот запас на 3,7 млн латов, отгруженный на Украину в последнем квартале 2012 года – это по сути запас на весь первый квартал-2013.

– Да, примерно так. В первом квартале новых сейлов на Украине можно не ждать. Может, будут разве что небольшие партии по химии. И понятно, что эти три с лишним миллиона стоит вычесть от украинских объемов следующего года, о чем я честно предупреждаю второй месяц подряд – чтобы потом не было сюрпризов.

– С поправкой на этот фактор, какую динамику общих продаж Olainfarm стоит ожидать в первом квартале 2013 года?

– Украины там не будет – по крайней мере про январь это можно сказать абсолютно точно. Даже если мы отгрузим туда какую-то химическую субстанцию, то в какую-нибудь Папуа-Новую Гвинею или Таджикистан продадим больше.

– Чтобы было понятно про сравнения: Год назад – в последнем квартале 2011-го – вы тоже отгружали лекарства с запасом, или все было плюс-минус в текущем режиме?

– Тогда та же Украина давала 400-500 тысяч латов в месяц – то есть это было вполне в рамках нормального месячного сейла для этого рынка на тот момент.

– Тогда сравним: в последнем квартале 2011 года общие продажи Olainfarmсоставляли 10.4 млн латов…

– Да, как за два месяца в последнем квартале 2012-го.

– При этом в последнем квартале 2012 года общие консолидированные продажи OLF– 17,5 млн. латов, неконсолидированные (без оборотов сети аптек) – 16 млн. То есть  за вычетом украинского фактора, получаем неконсолидированный рост не на 80-90%, а что-то около 35-40%.

– Да, примерно так. Но точно подсчитать, сколько упаковок продано на текущий спрос, а сколько – заранее, сверху, — это невозможно. Но приблизительно, учитывая темпы роста в течение года, я вышел на эту цифру – 3,7 млн латов продаж в запас.

– И в итоге, какой рост продаж в целом OLF на всем рынках вы ожидаете в первом квартале?

– Точных цифр пока не скажу, все очень приблизительно. Гипотетически мы консервативно ориентируемся на 10-20% роста по всем рынкам, кроме Украины. И я не исключаю, что из-за последней в первом квартале технически может получиться небольшое падение. Сейчас, посмотрю, какой был сейл в первом квартале прошлого года… (пауза). Так, в январе-2011 неконсолидированные продажи были 3 млн латов. В феврале-2011 – 3,54 млн латов.

– Вобщем, один месяц из-за Украины вы поработаете по нулям на всех рынках, а всего в первом квартале покажете сейл на миллионов восемь…

– Ну, пока рано прогнозировать – все же пока только половина января прошла. Но, да, гипотетически это возможно. И мы в этом заранее честно сказали: наш рост в последнем месяце в пять раз на Украине – это не из серии «О как маркетинг сработал!», а технический момент.

– Гипотетически: после публикации данных первого квартала, в случае снижения продаж можем увидеть на бирже падение акций OLF с нынешних 3,8 до 3 латов – к тому уровню, на котором вы не так давно продали часть своего пакета?

– Ну, нет, не думаю. Во-первых, после таких отгрузок у нас получится хорошая годовая прибыль. Ведь бухгалтерски эти продажи с запасом – они относятся к 2012 году. И из этой годовой прибыли будут рассчитываться дивиденды. Нет, все же падение квартальных продаж – это не самый вероятный сценарий. Но и могу гарантировать, что 90% прироста мы тоже не увидим.

– Вобщем, рост, если и будет, то в пределах…

– Ну, может, до 10%. Хотя, сейчас трудно прогнозировать.

– Упомянутые дивиденды – на каком уровне они будут в этом году?

– Есть ранее объявленная тенденция по выплатам, которой мы надеемся придерживаться…

– То есть увеличивать дивидендную ставку на 2,5 процентных пункта каждый год — а в прошлом году вы платили 12,5% (по 6,16 сантима на акцию).

– Да, и планируется довести ее таким образом до 25%. А дальше будем смотреть. Но пока у нас середина января, и о размере годовой прибыли представления нет. Хотя, судя по последнему кварталу, с этим вопросом все будет в порядке.

Olainfarm – едва ли не единственная на рижской бирже компания, главных акционеров которой волнует цена акций на фондовом рынке. Если г-н Малыгин не раз говорил, что акции OLF явно недооценены – почему понемногу не докупает их на бирже, как это делают акционеры литовской Apranga, например? 

– Ответ прост. Сегодня у г-на Малыгина – около 72% акций. Немного есть у меня – около половины процента. И еще у пары-тройки работников что-то есть. А чтобы компания могла котироваться в официальном списке, фрифлот должен быть не менее 25%. У нас он сегодня немногим больше. И если будет одна более-менее серьезная покупка Малыгина, мы автоматически попадаем во второй биржевой список… Все же тысячу акций он покупать не будет. То же ограничение касается и меня, как инсайдера. Да, тысяч пятьдесят акций купить – ничего страшного не будет. А 200-300 тысяч – тут уже надо считать.

Так что мы этот вариант оценивали, и тут чисто объективная причина, почему нет. Одно время у нас даже была ситуация, когда в составе акционеров еще присутствовал г-н Савицкий: у него тоже были акции OLF, и в какой-то момент мы получали от биржи предупреждение, что мы не проходим по требованиям к фрифлоту. И тогда главные акционеры даже немного сократили свои пакеты.

– И традиционный вопрос – как дела во Вьетнаме?

– (смеется) Все-таки уже надо один раз сказать, что мы с этим рынком обожглись. Сейчас немного работаем в том регионе в целом, у нас там есть представитель на Индонезию, Филлипины… Но больших ставок мы не делаем. А во Вьетнаме мы немного ошиблись с конкретными людьми, и с рынком в плане регулирования – и решили в итоге хорошие деньги вслед за плохими не бросать.

– А в западном направлении – по примеру Grindeks, продающего «Сомнол» в Британии, — не идете?

– Скажем так, про Запад мы не забыли, и делаем первые шаги. Но подробностей до того, как будут какие-то результаты, не скажу. А идеи есть. Понятно, что Olainfarm на западе никто не ждет – это нормально. Но мы заинтересованы: рынок большой и платежеспособный, хотя и очень конкурентный… Если получится первый шаг – сообщим.