Выпущенная на прошлой неделе юбилейная монета, посвященная 150-летию РТУ, и подорожавшая вдвое за 3 дня, привлекла внимание в том числе и неспециалистов. Может ли она со временем вырасти в цене до уровня монеты Ciparu, которая за 5 лет подорожала в 10 раз (до 290 латов)? Какие из выпущенных Банком Латвии (БЛ) монет имеет наибольший потенциал роста? Какие факторы подстегивают рост цен? И чего ждать от серебряного 5-латовика, который будет выпущен в ближайшее время? Naudaslietas беседуют с Мадисом Гербашевскисом, известным потомственным нумизматом и торговцем монетами.

Повторится ли успех цифровой монеты

 

— Обычно вы знаете заранее, когда выпущенная БЛ монета поступит в продажу, каким тиражом. Однако в случае с монетой РТУ выглядело так, будто купить ее в банке даже вы не успели: в первые дни у вас в салоне было только объявление о покупке, и ничего на продажу…

— Все же небольшое количество в четверг мы успели купить. Но постоянные клиенты и партнеры, которые постоянно у нас что-то покупают (с ними уже долгие отношения), все забрали тут же по предварительным заказам.

— Маленький тираж монеты РТУ – 3000 штук — главная причина, по которой ее смели за один день, или были и другие причины?

— Конечно, маленький тираж – это важнейшая причина. Но то, что была информация, что половину тиража сразу забирает Технический Университет – этот факт снижает доступное количество монет до тех 1400 монет, которые реально и были в продаже в кассе Банка Латвии. А из Технического Университета, как я понял, в торговлю эти монеты не пойдут. Их будут дарить в презентационных целях. Поэтому было ясно, что это будет монета с самым маленьким за последние 20 лет тиражом, реально доступным для коллекционеров.

— Если только РТУ не начнет ею приторговывать…

— Да, если РТУ не начнет ее продавать. Но пока я понял, что они брали свои монеты не для продажи.

— Самая дорогая серебряная монета Банка Латвии – цифровая (с самым маленьким тиражом, 2007 штук), в конце 2006 года тоже была раскуплена в банке за считанные дни, и сегодня в салонах продается уже за 290 латов. Монета РТУ лет за пять тоже может подорожать до такого уровня?

— Время покажет (улыбается). Скажем так – это возможно.

— А что играет в минус? Местная тематика?

— Не то чтобы тематика… Очень трудно сказать. Да, сейчас вокруг нее большой ажиотаж. Но тираж у нее все же немного больше, чем у цифровой – 2007 штук против 3000. А коллекционеры на это смотрят. Ну и что, что часть тиража забрал Университет, где-то же эта часть есть. Так что, может, до уровня цифровой цена монеты цена РТУ не дойдет, но разница между ними со временем может быть небольшой. Но это не случится сразу, должно пройти время. Если спрос будет больше предложения, цена будет постепенно расти. Сейчас главный вопрос – о поведении людей, которые эту монету РТУ купили в четверг в банке: как долго они ее будут нести в салоны и продавать.

— А сейчас люди несут активно, или ждут?

— Конечно, люди пока еще не понимают, что случилось. Как и покупатели – хотя купить хотят, а монет на вторичном рынке почти нет. Так что часть рынка выжидает, смотрят, как изменятся цены. Может, будет подешевле. Приходят, спрашивают: 140 латов? И нередко решают подождать.

— В четверг ее распродали в банке за 3 часа – по 48 латов в розницу. В пятницу вы ее покупали по 55 латов. В субботу – по 70. Продаете по 140. В ближайшие недели закупочную цену будете еще повышать?

— Если спрос останется таким, как сейчас, закупочная цена будет расти. Причем уже на этой неделе: вот последние несколько штук распродам, и новые придется закупать уже латов по 100.

Главное в монете – тираж и идея

— В случае с новыми монетами Банка Латвии, начиная с какого уровня тиража, для вас начинается установка «надо срочно купить»!

— Три тысячи экземпляров – это уже интересно. Но влияет не только тираж. Важно, что это за монета. Допустим, монета счастья – там играет даже не сам рисунок (с котом на крыше, — С.П.), а название. И то, что ее быстро раскупили – благодаря красивому названию. Так же, как сам РТУ купил часть тиража на подарки, монету счастья люди купили в основном именно на подарки. И еще важно, когда именно она  выходит. Монета счастья была выпущена перед Рождеством (в декабре 2008 года, — С.П.), в итоге это был очень хороший подарок, и ее очень быстро разобрали. А когда в кассах Банка Латвии ее не стало, начался ажиотаж и в частных салонах – ведь многие хотели приобрести, но не успели. А возвращаясь к вопросу тиража, начиная с 3 тысяч и вниз – это уже сигнал на покупку.

При этом монета счастья была выпущена обычным для Латвии 5-тысячным тиражом…

— Вот в таких случаях, оценивая перспективность и интересность,  нужно уже больше смотреть на саму монету.

— А чем объясняете успешность и рост цены монеты жизни и монеты судьбы (первая в салонах продается за 75 латов, вторая – за 160 – рост от начальной цены в 2 и 8 раз соответственно)?

— Монета жизни довольно долго была доступна в кассах Банка Латвии. В принципе, чтобы монета начала расти в цене – она сперва должна кончиться в Центробанке. Это первый фактор. Если ее нет в центробанке, цену уже диктует не банк, а рынок. И тогда обычно она стоит больше. И далее важна сама монета, ее рисунок, название, как она выполнена.

— Чаще всего становятся популярны и дорожают философские универсальные ценности – счастье, судьба, и так далее, а национальная тематика – Райнис, Баронс и пр. – так быстро не выкупается…

— Скажем так, популярными становятся нестандартные монеты. Все монеты, кроме самых первых – там их дороговизна объясняется совсем другими факторами – если посмотреть, пользуются спросом и дорожают в силу нестандартности. Из последних монет – янтарная, монета воды… Они необычные. Одна – квадратная, другая – с янтарем. Все монеты, которые отличаются от других, раскупаются, как банк и пишет в релизах, как маленькое произведение искусства.

— Янтарную раскупили за пару месяцев, сейчас цена в салонах – 55 латов. Каков ее потенциал роста за 3-4 года?

— Будет расти (улыбается).

— Это понятно. Но это может быть рост к уровню монеты счастья, которая сегодня продается за 100 латов, или скорее к уровню монеты жизни за 75 латов?

— Я думаю, может, и не до 100 латов, но до 75 – вполне реальная перспектива… Тут трудно делать прогнозы на самом деле. Бывает, спрос на какую-то монету вдруг появляется со временем, и не всегда этот рынок такой понятный. Скажем, никто не ожидал, что монету воды выкупят в Банке Латвии, и она закончится. А в итоге раскупили. Я, например, не ожидал. Она такая, непонятная, рисунок абстрактный. Людей обычно такие не особо цепляют. Но все-таки раскупили.

ТОП-5 монет, которые всегда будут в цене

— Вы говорили, первые монеты в середине 90-х раскупались и сегодня подорожали по другим причинам. А в чем была разница с сегодняшним днем?

— В самом начале работы Банка Латвии местные юбилейные монеты продавались на месте только частично. Другую часть продавали крупным немецким оптовым торговцам, из-за заявленного крупного тиража… Хотя, нужно сказать, что заявленный максимальный тираж не всегда является фактическим. Банк Латвии может заявить максимальный тираж в 5 тысяч, а отчеканить 3,5 тысячи, и если нет спроса – не всегда будет чеканить все 5 тысяч.

У первых монет заявленные максимальные тиражи были очень большие – до 30-50 тысяч. И я на 100% уверен, что та же Гребля 30-тысячным тиражом, или монета ООН 50-тысячным — не чеканились в таком объеме. Так вот, часть тиража в этих первых монетах продавалась в Латвии, и часть – зарубежным западным оптовикам. В итоге монет для местных частных коллекционеров просто не хватало. И они в итоге подорожали быстрее за счет дефицита. И поэтому они очень часто возвращаются в Латвию обратно с Запада, там их до сих пор больше.

В итоге у маленького золотого пятилатовика (выпущен в 2003 году) максимальный тираж был заявлен огромный, 20 тысяч. А встретить ее в жизни в салонах или у коллекционеров – сложно. Поэтому стоит дорого. Хотя, казалось бы, монеты с 20-тысячным тиражом на рынке должны стоить чуть ли не по цене металла. Но в последние годы тиражи стали более понятные – 5-7 тысяч, и вот они наверняка реально чеканятся.

— Каков ваш личный ТОП-5 монет из латвийской юбилейки, по которым вы видите лучшие перспективы роста цены?

— Может, не скажу именно за большой потенциал роста, но вот ТОП-5 тех редких, которые на рынке не легко найти, и которые всегда будут в цене… Это первая монета времени. Монета судьбы – но чтобы была в идеальном состоянии, без дефектов. Цифровая, конечно. Золотой копьеметатель, его у меня сейчас нет. Что еще…

— Янтарная?

— Ну, янтарная – интересная, но не сложная. И тираж немного бьет по цене, все же 7 тысяч экземпляров. Она будет пользоваться спросом, но на нормальном уровне. Я бы скорее еще назвал монеты с животными – норкой и коростелем (выпущены в 1996 и 1999 годах 8-тысячным тиражом, сегодня стоят 90-100 латов, — С.П.). Причем у коростеля появились новые интересные варианты, о которых никто не знал.

— Что за варианты?

— Пока непонятно, насколько они редки – есть два вида гурта (боковая сторона, ребро монеты, — С.П.), и еще одно различие.

— Брак?

— Надо еще понять, это брак, или системная ошибка. Вот сейчас разбираемся.

— По цифровой монете: год назад ее покупали в салонах за 160 латов, продавали по 240. И уже считалось, что дороже некуда. Сейчас продают за 290. Потенциал роста еще есть?

— Ну, скажем так: 290 латов за нее в салонах спрашивают, но если есть интерес, в жизни можно договориться чуть дешевле. Насчет перспектив… Во многом это зависит от того, будут ли у нас появляться новые коллекционеры. Если будут – цены будут расти. Если все останется, как есть – думаю, цена примерно такой и будет. Конечно, нам всегда хочется заработать, и салоны как бы подталкивают цены вверх. Потому что, чтобы что-то продать, нужно сперва это что-то купить. А покупается каждый раз все-таки немножко дороже. Это как белка в колесе, которая все время вынуждена бежать вперед. Но сейчас реальная цена за цифровую монету на рынке – скорее 250-270 латов. И я ее называю в своем ТОП-5 именно с той точки зрения, что она точно не будет дешеветь. Своего рода неплохая защитная инвестиция. А насчет значительного дорожания – время покажет.

Новый пятилатовик будет интересным…

— Вы говорите о факторе новых местных коллекционеров. Иностранцы или туристы спрос не создают?

— Иностранцы – это не более 10% от покупателей. В основном покупатели – местные коллекционеры. Думаю,  пара тысяч человек точно есть.

— Судя по тому, что в годы кризиса латвийские монеты после долгого периода роста резко упали в цене, у коллекционеров тоже были свои трудности, вынуждавшие к распродажам…

— В какой-то момент так и было. Например, цифровая монета в 2009 году упала с прежних 250 до 120 латов. А сейчас снова вернулась к докризисному уровню. Наверное, в том числе у коллекционеров был период, когда им нужно было срочно закрыть какие-то другие дырки в личных финансах, но теперь этот момент пройден. Что хорошо в монетах – это та вещь, которую коллекционер в случае личных затруднений всегда может перепродать.

— В этом году Банка Латвии выпустит еще две монеты, посвященные латышскому творчеству, и одну – копию старого серебряного 5-латовика, в честь 90-летия Банка Латвии. Коллекционеры в основном ожидают последнюю…

— Ну, с одной стороны, там тираж не будет маленьким. Но согласен, монета будет интересная. Спрос И она будет интересна не только коллекционерам, но и для многих на западе – потому что монета очень красивая. А в Латвии будет интерес, как выражение ностальгии по старым временам и деньгам. Это будет вариант такого популярного в народе подарка. А насчет цены — увидим.

— Вы говорите, тираж не будет маленьким. На англоязычных интернет-сайтах была противоречивая информация о тираже в 5-10 тысяч…

— Вот этого пока не знаю. Может, будет и 5 тысяч – и тогда это будет монета с хорошим потенциалом. Если будет тираж 10 тысяч – думаю, хватит всем желающим.

— В случае 5-тысячного тиража стоит идти в кассу банка в первый же день, или можно и на второй?

— Ну, так быстро вряд ли разберут. Думаю, можно будет купить и на вторую неделю. Но не думаю, что она будет лежать в банке годами, как некоторые другие.

— Если будет большой тираж, не повториться история довольно оригинальной монеты «миллениум» или «пуговицы», потенциал роста цены которой убил 30-тысячный тираж…

— Не исключено. Но в любом случае, новый 5-латовик будет интересней, чем «миллениум». Да, последний был интересен своим дизайном, но 5-латовик – это все же история…

Банк Латвии не идет за рынком. И правильно делает…

— Вы, как коллекционер и торговец, юбилейными монетами Банка Латвии – тиражом, исполнением, тематикой – довольны?

— Ну… (пауза) Я Банком Латвии доволен как раз в том смысле, что они не делают те монеты, которые просит рынок. Рынок не диктует им, что выпускать…

— Это плюс?

— На мой взгляд, это хорошо. Иначе многие отказались бы собирать латвийские монеты, именно как латвийские. Они бы собирали их иначе, потому что там были бы бабочки, или животные. И Банк Латвии тогда делал бы все, чтобы его монеты раскупали бы более активно. Так что я рад, что БЛ не делает на этом бизнес.

— То есть вас радует, что Банк Латвии не выпускает того, что вы бы лучше продавали?

— С одной стороны, согласен: как торговцу, нынешняя ситуация мне не так выгодна. Но с другой, я рад, что страна выпускает монеты не под диктатом крупных оптовых продавцов, как это сейчас делают многие страны, где просто ставят на монету свой государственный герб, и выпускают то, что положено по договору. В итоге те монеты на самом деле заказывают и придумывают совсем другие люди. Так теперь работают Центробанки в Беларуси, Паллау, Фиджи, всякие маленькие островные государства. Просто работают под заказ. Но как торговец, я рад, что некоторые латвийские монеты все же приносят мне и финансовое вознаграждение – как та же монета РТУ.

— При этом в среднем из 5-7 юбилейных монет, выпускаемых каждый год Банком Латвии, успех на рынке имеют одна-две.

— Примерно так. И так будет всегда.