Определенно, есть  смысл приходить на семинары, где брокеры и аналитики общаются с клиентами (как бы без журналистов) – слова там не особо выбирают. Четко рассказывают, кто хороший, кто плохой, какие ходят слухи, и что интересного в Литве прочитали на Naudaslietas. О том, что приехавшие в пятницу из Литвы эксперты Finasta думают о латвийском рынке, почему с сомнением относятся к длинным позициям в Ukio, и какие акции купили бы сами – в сессии ответов на вопросы из зала. Отвечал брокер Finasta Эрнестас Дарашка.

У нас в Латвии, когда выбираем, акции каких компаний покупать – смотришь, кто на предприятии главный акционер, и решаешь, согласен ли мы быть с этим человеком. Как у вас в Литве?

— Не сказал бы, что всегда то же самое. Но у нас есть тоже очень хорошая компания – Agrowill Group – и там постоянно акционеры что-то делают, чтобы как-то обойти маленьких акционеров. И когда мне звонят клиенты, и говорят – хочу купить акции Agrowill – я им говорю: было несколько случаев, когда миноритариев пытались обойти, сделать что-то плохое. После этого они не покупают. Так что кто акционер – да, это бывает очень важно. Поэтому ликвидность у ТЕО больше, чем у Agrowill.

— Еще какие-то подобные компании можете назвать? Например, как оцениваете акционера Романова в Ukio Bankas?

— У Ukio все же очень большая ликвидность, так как наши трейдеры считают эту акцию очень хорошей для спекуляций. Все знаете, сколько она стоит – 15-16 центов. Может вырасти до 20 центов, и так далее. Очень хорошая спекулятивная бумага. Даже не знаю, кого можно поставить рядом. Разве что Panevezio Statybos Trestas – единственная строительная компания на литовской бирже. Там то же самое. Один большой акционер, и делаются сделки, чтобы как-то обойти…

— Что литовские инвесторы думают о латвийском рынке? Ничего?

— Ничего плохого, и ничего хорошего. Потому что у латвийского рынка есть два аспекта. Один  аспект – факт, что не так много компаний у вас на бирже. Думаю, когда на рынок придет Eco Baltia, инвесторов станет больше. Могу сказать также, что литовские трейдеры регистрируют много сделок в Эстонии, и самые популярные бумаги – Оlympic, Silvano, Tallinna Vesi, и, наверное, все. А в Литве – Apranga, ТЕО, Ukio, Siauliu bankas, что еще… City Service. Все ожидают, что будет с этой компанией после продажи ее дочернего подразделения в Литве. Новости должны быть в июле.

Второй аспект – валюта. Думаю, если бы у вас на бирже была валюта евро, ликвидность латвийского рынка была бы другой. Литовские и эстонские инвесторы вкладывали бы в латвийские акции.

— Может, вы с нашим правительством поговорите насчет торгов в евро?

— Не хочу говорить нет, потому что я никогда не говорю клиентам нет. Да, можно попробовать (смех в зале).

— Какие акции вы бы купили сегодня в Балтии?

— Я скажу, что у меня есть. Apranga, Linas Agro, Silvano, уже смотрю на Olympic. А из Латвии – давно смотрел на Olainfarm. Что мне лично в нем нравится: они очень изменились в плане отношения к акционерам. У них уже есть вебинары, ежемесячные отчеты. Очень легко узнать, что происходит в компании.

— Нет ощущения, что их акции стоят дорого, и для дальнейшего роста им нужно будет показывать еще лучшие показатели, что сложно?

— Да, я думаю, компания уже оценена адекватно.

— В Литве тоже откроются магазины гиганта H&M – конкуренты Apranga?

— Пока у них нет конкретных планов по литовскому рынку. Хотя, в следующем году они могут появиться. Но если мы говорим о покупателях бизнес-брендов вроде Hugo Boss – на этом сегменте Apranga приход H&M не скажется.

— Представители оператора торговых центров Linstow говорят, что по договору Apranga с владельцем франшизы Inditex, последний имеет право перенять у Apranga ведущие брендовые магазины. И что этот шаг – лишь вопрос времени, когда Inditex заинтересуется рынком Балтии (см. справку). Насколько это вероятно?

— Хороший вопрос. Но я сомневаюсь, что они пересмотрят этот договор.

— Вы сказали, что скандинавские институционалы не готовы инвестировать в Балтию. Какие события могут изменить это отношение?

— Очень хороший вопрос. Даже не знаю.

— Переход на евро, конец проблематики в еврозоне, рост экономик в Балтии?

— Скажем так: последний большой институциональный инвестор в Балтию – это был East Capital. Судя по тому, что они делают на рынке – думаю, они постепенно уходят. Мы общаемся с их брокерами, и они рассказывают о том, что делает East Capital. И я даже не знаю, что могло бы изменить эту ситуацию. Ликвидность падает на всем балтийском рынке пятый год. В этом году она упала уже на 20%.

— Неэффективность рынка в этом плане означает недооцененность некоторых акций, а это интересно для спекуляций…

— Да, но что мне делать, если у меня есть 10 миллионов евро для размещения в Балтии? У нас есть коллега, который общается с институционалами. И один из фондов сказал: хорошо, я могу инвестировать в балтийский рынок – что ты можешь предложить на 10 миллионов евро? Это самая маленькая сумма для них. Что можно сделать в Балтии на 10 миллионов? Ничего. Мы будем покупать, думаю, три месяца. А продавать – один год. Это к вопросу, почему институциональные инвесторы не входят в Балтию. Если смотреть, что происходит в Варшавской бирже, сколько там компаний было 3 года назад – за это время их число выросло вдвое.

— С их пенсионным законодательством, направляющим местные пенсионные накопления на внутренний фондовый рынок, это логично.

— Да. Но сейчас идут разговоры, что около 40 литовских компаний, которые еще нигде не котировались, приезжали в Варшаву. Их пригласила сама биржа, чтобы они посмотрели, какие там возможности для IPO.

— А ваша ассоциация инвесторов не пыталась лоббировать такие же поправки к законодательству, чтобы местные пенсионные отчисления в Литве вкладывались только в литовский фондовый рынок?

— Мы думаем, что это работа биржи. Потому что они на этом зарабатывают. Но если смотреть с точки зрения маленького инвестора, то, когда я вижу у Silvano показатель P/E равный трем, и когда там выплачиваются дивиденды около 7%, и когда компания хорошо работает – почему бы маленьким в нее не инвестировать, если даже в нее не инвестируют институционалы? Apranga – то же самое. Платит дивиденды. Самый большой акционер тоже постепенно покупает акции. А разве крупнейший акционер покупает свои акции, если он не уверен в хороших перспективах? Никогда.

— Что думаете об Ukio? У нас есть точка зрения, что именно UKB в перспективе – хороший вариант инвестиций с мультипликатором, когда рост будет в разы…

— Что случилось с UKB, когда обанкротился Snoras? Это не факт, но мы думаем, что литовский Центробанк очень строго поговорил с акционером UKB Романовым. После этого разговора там было несколько сделок с недвижимостью, что-то было продано в Лондоне, и так далее. Мы думаем, банк не будет банкротом. Но все-таки, если смотреть с точки зрения деятельности, там очень большая конкуренция между всеми литовскими банками. Так что в ближайший год результаты не будут хорошими.

— На ваш взгляд, Ukio в плане конкуренции – игрок слабеющий, или имеющий свои перспективы?

— Слабый. Думаю, очень слабый. Хотя, очень хорошая спекулятивная акция. 15-16-18-20 евроцентов, и так далее. Но если смотреть с точки зрения деятельности банка – там не очень хорошо.

— Вы говорили об активном переходе балтийских компаний на польскую биржу…

— Да, этот рынок более популярен. Потому что там гораздо больше ликвидности, больше пенсионных фондов. Если ты идешь в Варшаву – встречаешься с менеджерами ТОП-10 пенсионных фондов, и ты можешь легче привлечь денег, чем на тех же балтийских биржах. Так что это естественно, что больше и больше компаний из Балтии пойдут на варшавскую биржу. Глава оператора Eco Baltia сказал, что патриотизм – та причина, почему он пойдет и на Рижскую фондовую биржу (см. справку). Потому что большая часть денег придет от варшавских инвесторов.

— Почему Finasta поддерживает ликвидность некоторых акций – этим вы не создаете искусственный рынок?

— Я бы не назвал этот рынок искусственным. У нас есть спрос, и есть буферная цена, которую мы ставим. Это помогает улучшить ситуацию, чтобы движения цен акций не были столь резкими, как мы это иногда видим в Риге, где некоторые компании падают и на 20%, и даже на 60%. Это дает возможность выровнять колебания.

— При этом вы поддерживаете Olainfarm, и не поддерживает другие – в итоге где-то колебания сглажены, где-то нет.

— Теоретически все эмитенты должны быть заинтересованы в лучшей ликвидности. Почему маркет-мейкер есть у акций Olainfarm? Был интерес с их стороны. Если бы там была большая ликвидность – нам не было бы необходимости вмешиваться. Очевидно, кроме OLF, другие эмитенты не особо стремятся, чтобы торговля их акциями была активна. А, например, для литовской телекоммуникационной компании ТЕО не нужен маркет-мейкер, потому что там и так большая активность. Но не все биржевые компании в этом заинтересованы. Даже не знаю, хочет ли этого, например, Rigas Kugu Buvetava. Нет, я ничего такого не хочу сказать про RKB, но все-таки я читал на русском, как там прошло годовое собрание акционеров – было очень весело.

Finasta была дочерним предприятием Snoras. Ей сейчас ничего не грозит?

— Все очень хорошо! (улыбается) Две недели назад у нас появился покупатель, который проводит due diligence компании – смотрит, все ли там хорошо, и так далее. Насколько я знаю, этот процесс должен закончиться на следующей неделе. Тогда они скажут, покупают или нет. Так что, возможно, скоро вы узнаете, кто наш новый владелец. Но в любом случае сейчас Finasta принадлежит государству, и большей гарантии безопасности не может быть.

— Покупатель – из России?

— Не могу сказать, пока нет официального сообщения.

— Мы никому не расскажем! (смех в зале)

— (улыбается) Пока не могу сказать.

 

Повлияет ли приход H&M на магазины Apranga (мнение)

«Волноваться стоит не брендам, которыми тут по франшизе торгует Apranga, а тем маленьким местным торговцам, которые находятся в схожей ценовой группе и при этом не отличаются особым качеством. Или которые за то же качество просят более высокую цену… Другой вопрос, что меняться все же придется. Но мировые бренды к этому и так привыкли. К тому же тот же Inditex (у которого Apranga покупает права франшизы на страны Балтии) в любой день может перенять эти магазины, это оговорено в их контрактах. Такое всегда может произойти.»

Марцис Будлевскис, директор по развитию Linstow Center Management, в интервью «Деловым Вестям» от 12 марта 2012 года.

Eco Baltia – в Риге и Варшаве

Предприятие по утилизации отходов Eco Baltia официально сообщило о первичном публичном размещении (IPO) в Польше, за чем последует продажа акций на Варшавской и Рижской фондовых биржах. До 4 июля года инвесторам предложат до 12,558 млн. акций, а их максимальная цена будет названа 29 июня.

“Если все пройдет как задумано, мы станем первым в Латвии предприятием, включенным в список торгов Варшавской биржи. Одновременно, учитывая узнаваемость нашего концерна на латвийском рынке, мы решили предлагать на Рижской фондовой бирже акции и латвийским инвесторам”, – рассказал учредитель Eco Baltia Виестурс Тамужс.

Доходы от продажи 6,279 млн. акций Eco Baltia собирается использовать для развития: построить первый в Латвии завод механически-биологической переработки отходов и увеличить мощности существующего производства пластиковых гранул Nordic Plast. 

LETA