В Olainfarm допускают, что из-за готовящихся поправок к закону «О фармацевтике» (с запретом производителям и оптовикам владеть аптеками) предприятию придется продать сеть аптек, которую оно совсем недавно приобрело. Впрочем, если это и случится (что не факт), то явно не в ближайшие несколько лет. Пока же OLF намерен а) продолжать начатую скупку аптек, б) начать публичную дискуссию о странностях готовящихся реформ. На вопросы Naudaslietas ответил член правления OLF Салвис Лапиньш.

– Вы не исключаете варианта, что из-за готовящихся поправок к законодательству Olainfarm придется распродать купленную недавно сеть аптек?

– Да, я так сказал, но пока это все же сильное допущение. Потому что, если такие поправки вообще принимаются – а теоретически этого исключать нельзя, то, как правило, время вступления в силу таких поправок измеряется очень многими годами. Так что даже если все это пройдет, это воплотится явно не в 2012 году, и даже не в 2014-2015 годах. И в любом  случае мы кое-кого сможем засудить за убытки.

– Вы считаете, что эти поправки – прощальный подарок экс-замгоссекретаря Минздрава Юриса Бундулиса, который недавно возглавил Grindeks?

– Есть много оснований так полагать. Я не знаю, кто из госчиновников — автор этой поправки. Но я точно знаю, что в обход г-на Бундулиса в Минздраве эта норма пройти просто не могла. Второе: В нормальной ситуации, столь серьезные поправки к закону обсуждаются заранее, в том числе в отраслевых организациях. А тут вся тема вдруг появилась аккурат после того, как мы заявили о покупке сети аптек. И это было близко к тому моменту, когда пошли разговоры об уходе г-на Бундулиса в Grindeks. Все это примерно так выглядит хронологически. Ну и какие тут могут быть еще мысли? Понятно, что у меня возникают определенные подозрения, что это такой подарочек в первую очередь нам. Еще есть небольшой производитель Medpro, он тоже владеет аптеками – так что это подарок еще и им. И хотя у коллег из Grindeks сегодня нет планов в этом направлении, в будущем они могут быть – но в случае принятия поправок эта возможность будет закрыта.

– В ноябре OLF купил первые 18 аптек, в декабре – еще 12. В первой половине этого года вы были намерены купить еще 10 аптек, доведя общее число точек до 40. Не думаете притормозить с дальнейшей скупкой, пока ситуация с поправками к закону не прояснится?

– Нет, будем продолжать покупать. Уже есть стратегия  развития, и поздно останавливаться в тот момент, когда большая часть инвестиций в это направление сделана. И мы все же надеемся на здравый смысл. Потому что мы в любом случае не взяли бы такой объем рынка аптек, чтобы мы там могли на что-то серьезно влиять. И пусть нам объяснят, как именно из-за этой нормы в нашем случае будет защищен потребитель. Проблема вертикальной интеграции – она на самом деле надуманная. Если у производителя есть своя аптека, в которой он реализует в том числе и свою продукцию – это плохо? Скажем, если бы в закон поставили ограничения, что производитель не имеет права контролировать долю рынка аптек, начиная с 20 процентов и более – под этой логикой я готов подписаться. Но запретить все в принципе, чтобы никто, никогда, ни в коем случае – это несерьезно.

– Будете лоббировать свою точку зрения?

— Конечно, будем громко защищать свою точку зрения. Вопрос тут на самом деле очень прост: покажите, кто пострадает от того, что у Olainfarm будет 50 или 60 аптек, если мы соблюдаем все принципы закона о конкуренции?

– Вы эту темы с политиками еще не обсуждали?

– Только начинаем этот разговор вести, и через какое-то время донесем до них свои мысли. Кроме того, там на самом деле много формулировок, которые и в нынешней виде выглядят глупо. Например, в проекте поправок сказано: аптеки не могут принадлежать производителям и их владельцам. Но вот в Латвии есть три фармацевтические компании, которые котируются на бирже, и там владельцы меняются каждый рабочий день. Кто вообще в состоянии это контролировать? Скажем, у Olainfarm порядка 800 акционеров. Значит, редакция проекта поправок в ее нынешнем виде просто не будет работать.

– Эта угроза, что поправки будут приняты – она вам кажется реальной, или это скорее очередной шум?

— Пока очень похоже, что там есть своя политическая и конкурентная подоплека. И лично мне кажется, что эта конкретная поправка направлена именно против Olainfarm. Другим игрокам, работающим в аптечной рознице, мы на этом рынке не нужны – все же лишний конкурент. При этом как бы есть и другие крупные игроки, у которых есть как крупные сети аптек, так и предприятия по оптовой торговле медикаментами. Но их закон вряд ли затронет: там не проблема написать  на одного из совладельцев оптовую торговлю, на другого – розницу. И тогда фактически к ним не подкопаешься, и они свои проблемы решат. А мы, как публичное акционерное общество, таким «шахер-махером» заниматься не хотим и не можем.

— В декабре у вас оборот составил 2,66 миллиона латов – на миллион меньше, чем в ноябре. Как оцениваете?

– Для декабря нормально. Мы всех избаловали 40-50-процентным ростом, и в этом году, если будем сообщать про хороший, но меньший рост продаж, все будут спрашивать: ребят, что у вас случилось? При этом понятно, что второй год подряд снова держать 40-процентный темп – почти невозможно.

– При этом в октябре и ноябре продажи составляли 3,21 и 3,68 млн. латов соответственно. Декабрьское снижение на миллион – случайное колебание, или что-то тормозит развитие?

– Какие-то отдельные позиции просели. Немного просела Беларусь. Там фармрынок сильно завязан на бюджетных деньгах, а декабрь – последний месяц – в плане спада скорее всего объясняется именно бюджетными причинами. Похожая ситуация в Латвии. В последние годы лучший месяц – ноябрь, а декабрь немного страдает. Больше не актуальна старая тенденция, когда в декабре все министерства стремились потратить оставшиеся деньги, выделенные на год. В последние года два-три это изменилось, и мы исходим из того, что декабрь – хуже ноября.

Россия продолжает расти прежним темпом, а на Украине задержалась одна поставочка, так как все там ушли на каникулы. В общем, бить в колокол поводов нет, ничего серьезного не произошло.

– С тянущейся регистрацией во Вьетнаме подвижек тоже нет?

– Сейчас у нас очередная делегация во Вьетнаме: Тамошние врачи ознакомились с нашими медикаментами, и пару-тройку хотят попробовать – сейчас разрабатываем вариант разового ввоза. Есть и такие механизмы, когда государство позволяет делать такое с уже исследованными в мире медикаментами. Что до регистрации – пока нет таких новостей, которые я мог бы сообщить.

Примечание. Фармацевт Гунтис Белевич – о готовящихся поправках (цитаты из «Деловых вестей»)

«Наверху специально придумывают такие законы, чтобы был повод достать шапку и пройтись по кругу крупных игроков фармацевтической отрасли, чтобы они скинулись в эту шапку. Эту отрасль дергали 20 лет, и ничего не изменилось»

«Есть чиновники, которые тоже могут действовать в чьих-то интересах. У меня есть подозрения, что многие странные фармацевтические поправки и нормы, которые сегодня находятся на разных стадиях, —  это дело рук Юриса Бундулиса, который ранее занимал пост заместителя Госсекретаря Министерства здравоохранения, а недавно стал президентом фармацевтической компании Grindeks. Перед тем, как уйти с госслужбы, он постарался для своей новой должности.»

«Совсем недавно в обсуждении появились поправки к закону «О фармацевтике», которые запрещают вертикальную интеграцию в фармацевтическом бизнесе. Это значит, что ни производитель медикаментов, ни оптовый торговец не могут владеть собственной сетью аптек. Поправки появились в очень странный период – тогда, когда основной конкурент Grindeks – компания Olainfarm объявила о покупке аптечной сети. У меня есть подозрения, что г-н Бундулис приложил к ним руку, чтобы «испортить погоду» для Olainfarm.»

«Если поправки будут приняты, то не только Olainfarm придется продать свою сеть аптек, которую они недавно купили, но и всем оптовикам. Понятно, что аптечные сети будут переписываться на третьих лиц, кто-то уйдет в серую зону.»