Итак, Olainfarm наконец купил 18 аптек – и сделку еще на около 12 аптек закроет в течение недели или двух. По примерным оценкам, новое направление бизнеса может приносить OLF  порядка полумиллиона латов чистой прибыли в год – это рентабельность на уровне 7-10% от продаж. При этом собственная развитая сеть из 30 или даже более (со временем) аптек, по мнению Валерия Малыгина, сможет обеспечить в том числе и свои «полит-экономические бонусы». Naudaslietas в среду побывали на пресс-конференции, посвященной сделке, после чего побеседовали с г-ном Малыгиным.

Вы сказали, что план по обороту купленных аптек на этот год – 4 млн латов, с ростом до 6 млн латов. А про ожидаемую прибыльность/рентабельность этого направления ничего не сказали…

– Надо смотреть на отраслевые показатели – в аптечном бизнесе обычно нетто-прибыль составляет 7-10%. То есть вложения окупаются примерно в течение 10 лет. Это не быстрая отдача. Но мы будем работать лучше, и у нас отдача будет больше. Дело в том, что у этой сети аптек – Ilmas Aptieka — были проблемы с прибыльностью в последние годы. Это объясняется тем, что они покупали новые объекты, и так далее. В реальности мы хотим выйти на 10-процентную рентабельность. Нас, как финансового инвестора, это устроит.

Другие сети, которые мы покупаем, и которые мы пока не можем назвать – там показатели прибыльности лучше. Когда мы их консолидируем – сперва там будет примерно 7% нетто-рентабельности. А потом выйдем и на 10%.

– То есть ваша сеть аптек будет давать порядка полумиллиона чистой прибыли в год…

– Да, примерно так. И это нам увеличит консолидированный оборот, и показатели продаж по Латвии. Но общая рентабельность Olainfarm немножко уменьшится, потому что в этой отрасли она пониже.

– Вы всегда искали варианты синергии, когда 2+2=5, но в случае своей сети аптек большой синергии с производством не видно: рынок Латвии в ваших общих продажах дает 6%, при этом доля вашей сети аптек, в свою очередь, не будет превышать 10% от рынка.

– С одной стороны, я с вами согласен – синергия тут не выглядит большой, сделка довольно простая. Это можно рассматривать просто как финансовую инвестицию в сферу, которая нам хорошо знакома. С другой стороны, всегда можно искать косвенные возможности для выигрыша.

Например, влияние на рынок. Это самое главное: появляются лучшие возможности договариваться с другими аптечными сетями – они не могут не учитывать фактора 30 аптек, а может быть и больше. В том числе может быть выигрыш за счет изменений дисконтной политики, которой нас придушивают… В своей аптечной сети мы, может, рентабельность немного потеряем, зато выиграем в рентабельности при общем сейле.

Плюс не надо забывать про ОТС-продукты (безрецептурные медикаменты, — С.П.). Плюс про те или иные полит-экономические игры, которые обычно есть в других аптечных сетях. Если мы будем успешно в них играть – можем достичь результатов не только здесь, но и в других странах. Например: у «Софарма» есть большая аптечная сеть в Беларуси – 60 аптек. Мы с удовольствием предоставим наши полки для их ОТС-продуктов в обмен на полки 60 аптек в Беларуси… (для справки: болгарская «Софарма» в течение этого года приобретала свою сеть аптек в Беларуси не напрямую, а через зарегистрированную в Латвии компанию SIA Briz, миноритарным совладельцем которой, в свою очередь, является в том числе и г-н Малыгин… — С.П.).

– При этом вы сказали, что ваш предел аптечного развития на будущее – 10% от латвийского рынка. Почему?

– Потому что риски все же нужно диверсифицировать. Латвийская экономика, конечно, лучше греческой. Хотя бы тем, что она меньше – ее легче спасать. Но все равно больше 10% рынка иметь в одной стране… Это вполне нормальный порог, а дальше будет логичней развивать свои аптеки в той же Литве, или в Эстонии. И тот же Recipe, на мой взгляд, все же рискует со своими 40% рынка – слишком все там сложено в одну копилочку.

Да, с одной стороны, это дает хороший результат, но с другой – думаю, риски они сами почувствовали. И если бы в экономике и на рынке была бы немного другая ситуация, Recipe агрессивно скупал бы многие другие мелкие и средние сети, в том числе Ilmas Aptieka. Но ситуация на рынке видимо не та, и те риски, которые были – они случились: банковское давление, да и все остальное.

– Отвечая на мой вопрос про интерес к оптовой торговле, вы сказали, что какие-то планы есть. Можно подробней?

– В этой сделке фигурируют и 50% оптовой компании Farm Impeks, которые мы тоже приобрели через покупку аптечной сети. Я в него еще не вникал, знаю только, что там хороший успешный бизнес. Будем смотреть, что мы там можем сделать. При этом, насколько я знаю, эта компания занимается торговлей больше даже не в Латвии, а за рубежом, в странах Европы. Надо сперва надо ознакомиться с этим бизнесом.

– Насколько вам в этой цепочке необходимо собственное звено «оптовая торговля»?

– У нас есть своя лицензия на оптовую торговлю, но каких-то особых планов на дистрибъюцию у нас все же нету. И так на местном рынке игроков  достаточно: и Recipe, и Magnum, и Оriola.

– Год назад вы говорили, что интересных предложений от владельцев аптек не было, и что обычно они запрашивали неадекватные суммы. Те цены, по которым удалось договориться сейчас – насколько адекватны?

– Только благодаря кризису нам и получилось купить эти аптеки за разумные деньги. Цены, слава богу, стали приемлемые, ну и подъемные для Olainfarm. Но кто-то все равно скажет, что немного дороговато. А кто-то увидит, что это примерно раза в два дешевле тех цен, которые были до кризиса.

– Почему вы не называет сумму сделки, если сами говорите, что в квартальных отчетах она так и так будет показана?

– Ну, просто на сегодняшней пресс-конференции не было планов объявлять точную сумму…

– Спрошу абстрактно: в нынешней ситуации нормальная цена аптечного бизнеса – она как рассчитывается?

– Аптеки обычно продавались за сумму своего годового оборота, но это было до кризиса. Сейчас цены уже другие. Но давайте пока все же не будем вдаваться в конкретику.

– По новым рынкам: что ожидается в ближайшее время?

– В этом году начинаем первые поставки в Сербию, сейчас заключаем первый договор. Албанию мы уже открыли, но этот рынок не большой.

– С давно обещанным Вьетнамом вот уже несколько лет ничего нового?

– Там достаточно серьезные проблемы. Трудно войти в этот рынок. Но, тем не менее, мы продолжаем работать. Готовим те ответы, которые задает нам вьетнамское агентство лекарств. Они работают по очень строгим правилам. Так или иначе, мы это сделаем, это лишь вопрос времени, терпения и наших усилий. И когда о Вьетнаме говорят, что там страшная коррупция и тому подобная вакханалия и беспредел – ничего подобного. Просто очень сложный рынок со своими правилами.

 Коротко

Что еще было сказано

  • Все купленные аптеки – рентабельные, их число, как и число работников, сокращаться не будет.
  • Официальная причина продажи сети Ilmas Aptieka – желание прежних акционеров сконцентрироваться на своем бизнесе медуслуг Veselibas Centrs 4.
  • О возможном переименовании и ребрендинге сети аптек будут думать не ранее чем через полгода.