Немецкая инвестиционная компания SCI AG, купившая на открытом биржевом рынке 10,33% акций Kurzemes Atslega-1, не исключает, что еще увеличит свой пакет. Но пока что позиция немцев – «ждать и наблюдать». В ответе на вопросы Naudaslietas немецкие инвесторы отметили, что обычно они не комментируют свои инвестиции, но так как мы уже опубликовали интервью с менеджментом KA-1, они тоже готовы дать свои комментарии. Ниже – переписка с Оливером Видерхолдом (Oliver Wiederhold), членом правления SCI AG, по электронной почте.

— Почему эта маленькая латвийская компания заинтересовала SCI AG?

— Мы инвестируем вне зависимости от размера компании. Критерии для инвестиций – фундаментальные факторы, такие как долгосрочность модели бизнеса, стабильные денежные потоки, возможности роста. Когда все это совпадает – мы инвестируем, если считаем компанию недооцененной.

— Как вы узнали об этом предприятии?

— Мы отслеживаем все публично доступные источники. Конечно, мы детально изучаем финансовые отчеты. Рига в плане ежеквартальной отчетности для всех котирующихся компаний – довольно прогрессивный биржевой рынок. В Германии для «small caps» предлагаются только полугодовые отчеты.

— Что вы намерены делать с инвестициями в KA-1? Намерены ли вы помогать в развитии предприятия, в менеджменте, или вы сугубо финансовый инвестор?

— Мы довольно активный инвестор, и держим наши вложения под жестким контролем. В то же время мы не собираемся менять существующую модель бизнеса. Но мы будем обращать внимание на «corporate governance», и предложим убедительную дивидендную стратегию.

— Если компания в этом году заработает около 10 тысяч латов чистой прибыли – около сантима на акцию – вряд ли тут можно рассчитывать на дивиденды.

— Компания показывает рост продаж и стабильную брутто-маржу на уровне 10%. С четко контролируемыми административными расходами компания сможет показать лучшую нетто-прибыль.

— Думаете, миноритарный акционер сможет обеспечить «четкий контроль»?

— Это не зависит от миноритарности или мажоритарности. Есть права, которые закон гарантирует каждому акционеру, даже если у него лишь одна единственная акция. Просто эти права нужно активно использовать. В нашей практике мы часто видели, как менеджмент только выигрывает от того, что акционеры очень внимательно следят за происходящим с компанией. Диалог полезен для обеих сторон.

— Когда планируете встретиться с главными акционерами КА-1?

— Мы регулярно посещаем наши латвийские инвестиции. Надеемся, что сможем встретиться с акционерами и менеджментом КА-1 в начале следующего года.

— Есть ли у вас интерес к работе в правлении или совете компании?

— Мы находим это логичным и обязательным, когда главные акционеры получают предложение быть представленными в правлении.

— Что вы думаете о менеджменте, стратегии и развитии КА-1 – есть ли идеи, как увеличить продажи или выйти на новые рынки?

— Мы не инвестируем в компании, если полагаем, что там нужно многое менять. В то же время, если мы видим, что можем помочь советом или контактами – мы это делаем.

— Сейчас у вас 10,33% КА-1. Планируете ли увеличивать свою долю? Если да, то когда?

— Тот факт, что согласно латвийскому законодательству, мы обязаны сообщать о попавших в нашу собственность сперва 5% акций, а потом 10%, — это ограничивает наши шансы купить еще больше акций по таким очень низким ценам. Мы можем очень легко себе представить, что купим больше акций. Но у нас есть ценовой лимит, и на данный момент наша позиция – «ждать и наблюдать» (wait-and-see).

— Какова ваша целевая цена для КА-1, или какую цену вы считаете справедливой?

— Балансовая стоимость акции – 1,25 лата. Если акция торгуется ниже балансовой стоимости, то либо рынок считает балансовую стоимость слишком высокой (например, активы переоценены), либо компания просто не была замечена инвесторами. В обоих случаях улучшение коммуникаций с рынком может помочь закрыть этот разрыв.

— Тут скорее помогут не просто коммуникации – рынку нужно показать, где у этого бизнеса интересные возможности, и почему он недооценен? Пока же у КА-1 балансовая стоимость высока, но рынок больше смотрит на P/E – а тут показатель так себе.

— Балансовая стоимость – важна, она дает подсказку, что будет в случае ликвидации. Но, конечно, P/E и P/CF более важны. Думаю, в последующие годы мы увидим быстрый прогресс, и это будет вызвано ростом продаж.

— Каков тут ваш инвестиционный горизонт? Три года? Пять? Есть ли стратегия выхода?

— Стратегии выхода нет, мы мыслим на долгосрочную перспективу.

— Вас интересует только КА-1, или и другие биржевые компании?

— У нас есть инвестиции и в других небольших латвийских компаниях, в некоторые мы вложились много лет назад. Но до сих пор мы не были обязаны сообщать о наших инвестициях. И мы не считаем целесообразным добровольно сообщать об этом, так как в некоторых случаях мы до сих пор являемся «покупающей стороной».

— Если без имен – акции скольких латвийских биржевых компаний вы до этого покупали?

— Мы изучаем все котируемые на рижской бирже компании, и держим меньшие позиции во многих из них. Сейчас на рижской бирже есть три компании, в которых наши инвестиции существенны либо по размеру вложенного капитала, либо по контролируемой процентной доле в предприятии.