В отличие от докризисного периода, сейчас в Литве не наблюдается особого интереса к латвийским бумагам – впрочем, как и к собственным, литовским. Трейдеры предпочитают держать деньги на счетах, или в инструментах с фиксированным доходом. Но тот небольшой спрос на Латвию, что у соседей все же есть, концентрируется вокруг самых горячих фишек – SAF Tehnika, Olainfarm, Latvijas tilti. О том, что стоит покупать в Литве, какие там настроения, и помог ли переход торговли на евро в привлечении новых капиталов – в телефонном интервью Naudaskietas со старшим брокером SEB Bankas Арвидасом Яцикевичюсом.

— Есть ощущение, что за последние 2 года литовские трейдеры стали активней работать с латвийскими акциями. В частности, если посмотреть литовские форумы, то SAF Tehnika, Olainfarm, Latvijas Tilti – довольно активно обсуждаемые темы. Вы в своей работе замечаете какой-то интерес к латвийским бумагам?

— Судить о тех клиентах, которые торгуют самостоятельно – сложно. Но если мы говорим о тех клиентах, которые общаются с нами, и работают с более-менее крупными ордерами – тут особо заметной тенденции я сегодня не наблюдаю. Был момент большей заинтересованности, когда был подъем рынков в 2006, 2007, и даже отчасти в начале 2008 года. Тогда и инвестиционные фонды, и частные инвесторы были весьма заинтересованы в латвийских акциях. В те годы эстонский рынок ушел слишком резво вперед и вверх, литовский – тоже подтягивался, а латвийский еще не успевал, и только просыпался.

— Похожая картина с рынками была в 2009-м году, когда резко выросла Америка, потом Эстония с Литвой, а Латвия  росла медленней.

— Это действительно так, это можно сказать и про подъемы до кризиса, и после, в 2009 году. И если еще даже в прошлом году Латвийский рынок не очень себя проявил, то в этом он уже подтягивается к балтийскому уровню по ценам.

— Но в этом году вы особого интереса к Латвии не видите.

— Среди своих клиентов, которые более-менее крупные – вроде нет. Но когда мы анализируем наших ритейловских клиентов, которые работают сами – тут, конечно, некоторый интерес есть. Но это небольшая часть от всей нашей торговли.

— А какая примерно?

— Если смотреть только по Балтии, то картина, очень приблизительно, такова: 85% — оборот на местном рынке, в Литве, 10% — в Таллине, и 5% — в Риге.

— 5% от литовских активов – это большой объем для рижской биржи.

— Ну, это примерно. Серьезной статистики у меня на руках нет, речь об ощущениях.

— Как вы характеризуете нынешнее состояние литовского рынка? Трейдеры говорят, Литва перекуплена, и покупать что-то сейчас не стоит. Да и нынешние цены в Литве, если мы оглянемся месяца на три назад, по большинству бумаг стоят на месте.

— Думаю, такая ситуация наблюдается даже дольше, где-то с прошлой осени. То есть около 9 месяцев рынок де-факто стоит. Есть свои факторы, и внутренние, и внешние, которые это объясняют. Скажем, самое недавнее – землетрясение в Японии: это очень сильно повлияло на литовские цены. А на данный момент повлияла информация о продаже компании Sanitas: это вроде как влило на рынок некоторые объемы денег, и цена акций в конце мая выросла почти вдвое (с 5,50 до 9,30 евро, — С.П). Часть инвесторов продали свои акции, и на рынок попали свободные деньги – и это удерживает рынок от снижения. Но по существу, к росту по остальным позициям это не привело, и мы все равно на уровне осени прошлого года.

— Коррекцию не ожидаете?

— Вы сами сказали, что рынок очень неясный – это правда: сейчас трудно понять, чего можно ожидать прежде всего от больших рынков, а потом уже от них пойдет корреляция и у нас. Поэтому литовские инвесторы сейчас предпочитают выжидать. У нас даже такая шутка есть: инвесторы, которые в прошлом году не боялись зарабатывать порядка 50% годовых на бирже, сейчас вынимают часть прибыли, и выходят в наличность – и на данный момент возможный заработок в 10-15% кажется им слишком рискованным, чтобы быть в позиции. Деньги предпочитают держать на счете.

Это видно по торговле: если цены падают по более менее ликвидным позициям – да, сразу появляется большой спрос, и проходят большие сделки. В итоге  цены снова возвращаются на прежний уровень – и тогда снова идет спокойная торговля, на уровне несколько тысяч евро в день по конкретной акции. Такова ситуация: все очень неясно сейчас, и потенциально довольно много плохих новостей может появиться, прежде всего из Евросоюза и США.

— В общем, вы рекомендуете своим клиентам часть портфеля вывести в кеш.

— Наверное, это было бы неплохое решение. Те, кто так сделали в начале этого года – скорее всего довольны: те бумаги с фиксированным доходом, которые служили в качестве альтернативы – по ним результаты более-менее положительные. А те, кто с начала года были агрессивны в балтийских акциях – скорее всего в минусе. Эта ситуация может продлиться до конца этого года. Мы видим, что сейчас у инвесторов снизился уровень толерантности к риску, и зачастую они готовы вкладывать в акции лишь небольшую часть портфеля.

— По Sanitas, который вырос в два раза – сейчас какая у вас рекомендация по этой бумаге? Потенциал роста еще есть?

— Все зависит от того, будет или нет транзакция, и по какой цене. Предполагается, что инвестор будет покупать контрольный пакет акций. Цена уже объявлена – по 10,18 евро. Если она будет такой – тогда маленьким акционерам предложат такую же цену за их акции, и тогда тут видится некоторый заработок. Сейчас цена Sanitas – около 9,5 евро, так что было бы чуть более 5% прибыли за несколько месяцев. Сделка должна завершиться до конца сентября. Но это еще под вопросом – сделка не закрыта. И только когда будут получены все разрешения от Комиссии по конкуренции, и от прочих инстанций, и когда деньги будут заплачены – тогда цена еще подрастет. Пока же остается риск, что на каком-то этапе все сорвется, и сделка не состоится.

— Вы видите на литовском рынке какие-то акции, которые явно должны стоить дороже, уже исходя из сегодняшней информации, но на которые рынок  еще не успел адекватно отреагировать?

— Думаю, таких все же не назову. Есть целый ряд акций, у которых цена существенно ниже, чем у аналогичных отраслевых предприятий, но там в каждом случае есть свои причины, почему они так низко котируются.

— Если бы вы составляли портфель по принципу «наиболее рисковые инвестиции с потенциально самой большой прибылью» — какие первые три литовские акции вам пришли бы в голову?

— (смеется) Очень хороший вопрос. Если смотреть туда, где можно максимально выиграть, и не бояться риска, и при этом не рассматривать совсем уж неясные бумаги, а также предприятия, которые имеют большие финансовые сложности… Наверное, в первую очередь подумал бы про наше пароходство – Lietuvos juru laivininkyste. Это одна из рисковых позиций, которая может выстрелить: если макроэкономическая ситуация в мире улучшится, перевозчики это почувствуют. Второй вариант – есть у нас такая маленькая компания, молочный завод Vilkyskiu Pienine. У нас вообще считается, что молочные компании обладают хорошим потенциалом, а Vilkyskiu Pienine – на мой взгляд, самый оптимальный вариант по отрасли. Да и дивидендная доходность там неплоха, порядка 5%.

И третий вариант… (пауза). Думаю, можно рассмотреть одну позицию из банковского сектора – но не хочу выделять, кого именно. Там три банка, и все более-менее подходят под эту стратегию. Тут все будет зависеть от общей ситуации в экономике: в первом квартале у нас был рост ВВП более чем на 7%, неплохой показатель. Если такой рост будет продолжаться, плохих кредитов будет все меньше, и прибыльность банков вырастет быстро и сильно – и это существенно повлияет на цену. При этом первый квартал у банков был so-so, но уже наметилось начало тенденции, что плохие кредиты постепенно снова превращаются в хорошие, и т д. Но, как я уже говорил – везде все это прекрасное будущее зависит от чего-то. В молочных заводах – от цен на зарубежных рынках, в банках – от состояния местной экономики, в пароходстве – от восстановления глобальной экономики.

— Вопрос, который нас в Латвии волнует: у вас перевод биржевой торговли с литов на евро что-то дал в плане притока инвестиций, роста цен акций?

— Трудно сказать однозначно. Думаю, еще не весь эффект этого шага ощущается, пусть пройдет немного времени. Но какие-то положительные вещи уже видны. Самое главное – сейчас инвесторам намного проще перебрасывать активы из одного региона в другой. Конечно, это работает в обе стороны, но если инвестор из еврозоны захочет вынуть деньги с местного рынка и перевести их в Вильнюс или Таллин – это займет буквально минуту. С конвертацией возиться не надо. Легче сравнивать цены в акциях на разных рынках. Наконец, это дешевле в плане комиссий. Но по большому счету, переход на евро в торговле  чуда не сотворил. Возможно, это потому, что на момент нашего перехода на еврорасчеты ситуация на рынках была не лучшей для притока инвесторов. И вполне возможно, тут скорее стоит говорить, что евро не столько помог привлечь новые деньги, сколько уменьшил отток старых. Но судить об этом, конечно, очень сложно – поэтому все на уровне предположений.

— Вернемся к тем условным 5% литовских активов, которые вкладываются в латвийские акции – в какие бумаги они идут чаще всего, по вашим наблюдениям?

— Как раз в те, что вы назвали – Olainfarm, SAF Tehnika, иногда что-то еще. Что в данный момент горячо, то и покупается. Но большинство инвесторов делают это без нашего участия, а через интернет-платформу. И куда вкладываются они — сказать сложно.