По словам признанного брокером года Дениса Македонского (Finasta), повышение кредитных рейтингов Латвии вряд ли вызовет существенный приток иностранных инвестиций в латвийские акции, а вообще рост в это году ожидается довольно умеренный. Портал Naudaslietas.lv выяснил, почему Македонский инвестирует в “Valmieras Stikla Šķiedra”, присматривается к “Olainfarm”, и не горит желанием покупать “SAF Tehnika”.

После награждения вы сказали, что лучший брокер должен иметь личный опыт инвестиций. В акции латвийских компаний вы тоже вкладываетесь?

– Совсем чуть-чуть. Есть инвестиционные идеи, и буквально некоторые акции, по которым иногда проходят сделки. Я даже не смотрю на всех эмитентов, а буквально на несколько.

– Какие акции у вас любимые, и как их оцениваете после недавней публикации годовых отчетов?

– Любимая – “Валмиерское стекловолокно”. В принципе, отчеты соответствуют ожиданиям как самого руководства предпрятия, так и моим. И дальнейшие перспективы тоже ясны: руководство планирует дальнейшее развитие, увеличение оборота, обновление производства… Для меня это позитивные сигналы, поэтому очень внимательно слежу за этой акцией.

– За кем еще следите?

– Слежу за “Латвийским пароходством”, за “Grindeks” и “Olainfarm”… Но пока остановился только на “Стекловолокне”.

– Почему именно на нем? Каких-то неожиданно хороших показателей там нет, фишка не очень спекулятивная, чтобы на ней заработать много.

– Да, но я вообще рассматриваю латвийский рынок не спекулятивно, а долгосрочно. Мне кажется, именно с фундаментальной точки зрения, а не со спекулятивной, эта акция может быть интересна.

– Даже при нынешней цене в 73 сантима?

– Я надеюсь, что компания будет показывать хорошие результаты, и может показать в долгосрочной перспективе – на 2-3 года вперед – средний темп роста цены в 12-15 процентов в год. При этом фундаментально риск падения ограничен, в моем видении.

– То есть года за три стекловолокно может вырасти до…

– … до 1.2 лата, где-то так.

– Вобщем, вы не очень амбициозны в плане цифр доходности, ведь еще в прошлом году капиталы на рижской бирже увеличивались в два, три и более раз.

– (кивает) В отношении латвийского рынка я действительно консервативен, а в отношении возможностей зарабатывать большую доходность на других рынках – тут российский или американский рынки акций дают гораздо больше возможностей и в плане числа эмитентов, и в плане ликвидности.

– В прошлом году вы тоже сидели в “Стекловолокне”, или успели заработать на выросшей в 5-6 раз “SAF Tehnika“, или на акциях “Оlainfarm“?

– Нет, у меня было только “Стекловолокно”. В принципе, считаю, что это были удачные сделки.

– В этом году рост по рынку вы прогнозируете…

– …в среднем на 10-12%. Причем во многих рынках – в Америке, Европе – большая часть этого роста уже реализовалась. Кроме того, я считаю, что будет серьезная волатильность, как это было в прошлом году. Будет много негативных факторов, о которых все знают и понимают, и какие-то дополнительные моменты в северной Африке тоже появляются. Полгода назад никто об этом не думал. Поэтому рынки будут колебаться, но в среднем по году будут средние 10-12 процентов роста.

– Вы сказали, что следите и за “Latvijas Kugnieciba“, которая в последние месяцы росла вопреки плохим новостям. Каких новостей вы ждете по этой акции, и не случится ли так, что когда вы дождетесь хороших новостей, эта акция уже заранее отыграет свой потенциал роста?

– Этот принцип реализовывается практически всегда – цены на акции немного опережают действительные показатели. Рынок прогнозирует, и, исходя из прогнозов, делает оценку, и загоняет цену акций вверх или вниз. А после подтверждения хороших или плохих новостей цена лишь корректируется.

По пароходству интересно, чем вся эта ситуация закончится. Пока они публиковали ожидаемо плохие результаты. Наверное, рост цены связан с тем, что участники рынка ожидают, что это был последний большой минус в годовом отчете о прибылях и убытках. Я думаю, это не так. Опять же, та волатильность, которая есть у этой акции, дает возможность еще раз задуматься, справедлива ли эта оценка или нет.

Понятно, что на цену акции очень сильно влияют цены на фрахт: индекс Baltic Dry после сильного падения в момент кризиса год восстанавливался, а сейчас он опять на очень низких уровнях. И если посмотреть на весь сектор морских перевозок, мы увидим, что цены на акции очень сильно коррелируют с Baltic Dry index. При этом есть сильные компании, которые и при таких ценах показывают прибыль, и скупают свои акции на рынке, платят дивиденды…

– Еще вы упомянули “Grindeks” и “Olainfarm”. Акции какой компании вам нравятся больше?

– “Olainfarm”. Руководство именно этой компании, как никакой другой, очень заботится о прозрачности информации, которая предоставляется инвесторам, о котировках, капитализации, и не раз это доказывало. Если сам хозяин заботиться об этом – наверное, и инвесторам стоит обратить больше внимания именно на эту акцию. Хотя, “Grindeks” тоже неплох. Они представляют в рамках латвийского рынка хорошую отрасль, которая развивается, наращивает обороты, в первую очередь продажи на экспорт. Если взять всю латвийскую экономику, эти отраслевики – идеальный вариант. Фундаментально там все хорошо. И уже потом необходимо делать оценку, насколько справедлива цена этих акций – завышена или занижена.

– И насколько справедлива нынешняя цена “Olainfarm” в 2,3 лата? Коллеги из “Swedbank” считают, что целевая цена – выше трех латов. Согласны?

– Потенциал роста цены тут действительно есть. Были заявлены увеличение оборота, сотрудничество с партнерами на восточных рынках продолжается. Думаю, перспективы есть.

– Но сами не покупаете.

– Нет.

– Хотя сами говорите, что фармацевтика – идеальный вариант.

– Дело выбора. Наверное, есть такие инвесторы, которые покупают только “Olainfarm”, и не смотрят ни на что другое (смеется).

– О годовых отчетах. Нет ощущения, что если полгода назад квартальные отчеты были полны приятных и неожиданных сюрпризов, после которых цены порой росли на десятки процентов, то сейчас отчеты были довольно скучными и прогнозируемыми? Опять же, на рынке серьезной реакции не видно.

– Во-первых, нужно время, чтобы все прочитали эти отчеты, и все осознали. Не секрет, что латвийский рынок порой реагирует очень медленно. Во-вторых, соглашусь: ожидания совпали с реальностью. И на будущее в среднем по рынку каких-то сюрпризов, чтобы прибыль резко выросла, ожидать не приходится. 2009-2010 годы были периодом отскока, когда производства восстановились и на фоне низкой базы показали хорошие результаты, а сейчас фондовые рынки и экономики будут показывать позитивный результат, но это будет куда умеренней.

– Вобщем, чтобы заработать очень хорошо, нужна вторая волна кризиса, чтобы снова все упало.

– Именно. История показала – те, кто вложились в первый год восстановления – заработали гораздо больше, чем те, кто инвестировал во второй год. Это факт. Вопрос в том, у кого на тот момент были свободные деньги для вложения в акции и облигации, а также у кого на тот момент хватило смелости…

– …покупать, когда «кровь течет по улицам».

– Именно.

– Про лидера роста прошлого года — “SAF Tehnika” выросла в цене в 5-6 раз, при этом вам она не интересна. Неужели совсем не вникали, не читали отчеты, не анализировали?

– В принципе мы следим за всеми эмитентами, но если мы говорим о личном интересе – нет, не слежу. Мне кажется, с точки зрения бизнеса там слишком все рискованно. Слишком велика зависимость от развивающихся рынков, и 2007-2008 годы это показали. Эта зависимость настолько сильная, что компания может очень сильно скатиться вниз и по объемам продаж, и по заказам. В качестве диверсификации, учитывая, что ликвидных акций на латвийском рынке довольно мало, “SAF Tehnika” может быть в портфеле. Вопрос доли.

– О Балтии. Вы согласны с мнением, что Эстония и Литва – перекуплены, а в Латвии цены еще вполне разумны?

– Эстония выглядит немного перекупленной, темпы роста там были намного выше. Но это может быть в какой-то степени обоснованно – все-таки переход на евро… Причем рынок на это среагировал заранее. Думаю, все же надо смотреть конкретные компании и их перспективы. Ликвидных компаний в Эстонии не так много, все – из разных секторов, так что смотреть надо каждую в отдельности.

– Есть предположения, когда на латвийский фондовый рынок могут вернуться инвестиционные фонды?

– Трудно сказать. Думаю, у зарубежных инвесторов позиции в латвийских акциях остались, но традиционно они концентрируются в трех-четырех именах. “Пароходство”, “Валмиерское стекловолокно”, “Grindeks”, “Ventspils Nafta”… Насчет увеличения позиций, и прихода новых инвесторов – трудно сказать. С учетом того, что в Литве валюта торгов теперь – евро, некоторый перекос в Балтии все же может быть в сторону Литвы и Эстонии.

– А как насчет надежд, что во второй половине года у Латвии улучшатся кредитные рейтинги, и это скажется на рынке акций?

– Думаю, это может отразиться на рынке облигаций, еврооблигаций – тут эффект будет. В отношении рынка акций, думаю, это скажется очень минимально.

– И по вашей профессии. Торговые интернет-платформы не превращают брокера в умирающую профессию?

– Смотря как смотреть. Если рассматривать функцию исполнения ордеров клиентов – действительно, часть активности перешла в интернет. Но если смотреть более широко – на консультации – тут наоборот, объемы увеличиваются. Клиентов все больше интересуют не только местные, но и зарубежные рынки, различные виды активов – облигации, фьючерсы, товарные рынки, биржевые фонды и так далее. Заниматься есть чем. И увеличивать багаж знаний тут можно бесконечно.

– Ваши клиенты – это опытные трейдеры, расширяющие кругозор на другие виды активов, или совершенно финансово неопытные люди с деньгами?

– Есть и начинающие инвесторы, и профессионалы – разброс большой.

– Когда человек торгует сам – он в случае потерь сам виноват. В случае с новичками нет проблем, что вы волей-неволей все равно являетесь для них авторитетом?

– Стараемся в ходе общения не давать рекомендаций ни в каком виде, просто комментируем текущее состояние рынка.

– Хотите сказать, что с вопросом «что купить?» к вам не приходят?

– (смеется) Приходят, конечно. Но мы не говорим конкретных имен, просто показываем, что такой рынок на сегодня есть, прирост был такой, перспективы могут быть такими. По сути, мы даем информацию, которую клиент может прочитать сам в другом месте – просто мы экономим ему время, и можем сориентировать клиента именно в ситуации на данный момент в течение 2-3 минут. А уж какую акцию купить – это он решает сам.